• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:36 

Про беспорядок на столе

У меня на столе не беспорядок, а фэн-шуй! Книжки должны лежать именно в таком порядке(и не важно, что при малейшем прикосновении стопка падает!!!). Если закрыть хотя бы одну из них, то я никогда не найду, где читала! Это не мусор - это недоделанный усилитель для гитары! А это тексты старинных песен, и не трогайте мои микросхемы, они вполне почти рабочие! Это не хлам, а демонический алтарь! Как же я буду вызывать своего ручного монстра Валеру? А это коллекция! Да, я собираю коллекцию грязных чашек! Это не каракуля, а фанарт!
А ещё я могу рассказать вам про порядок у меня в комнате...

21:38 

Фанфик по Ведьме: "жизнь семейная и как с ней бороться"6 часть

Эпилог.


Догевское озеро с трех сторон было окружено лесом, почти вплотную подходящим к берегу, а с четвертой камыш и осока плавно перетекали в широкий луг, раскинувшийся почти на треть этого сектора. Трава доставала взрослому человеку почти до пояса, так что двоих детей, бегающих друг за другом и играющих в прятки, практически не было видно. На небольшом холмике, с которого прекрасно просматривались и озеро, и почти весь луг, сидели две девушки. Одна, одетая в походную одежду, переплетала свою длинную русую косу, а вторая, сплошь в черном, внимательно следила за детьми, продолжая жаловаться собеседнице:
- Он ведь еще и летать умеет! Не высоко, конечно, аршина на два, не больше, но все равно. Хоть тха'арши ему заводи! - Травница покачала головой и добавила вполголоса: - Или себе, чтобы ловить его...
Винесчанка громко рассмеялась на последнее замечание.
- И помощи от них никакой не дождешься! Всё сама и сама!
- А ты пробовала просто дать им самим воспитывать сына? - вздохнула Орсана.
- Да ты что?! - Келла даже в страшном сне не могла представить такого. - Они же еще дети, причем бешеные!
Словно в подтверждение ее слов на противоположный берег неожиданно выбежал Лён, преследуемый разъяренной Вольхой.
- Стой, упырь! Как ты мог?! Я тебя убью, по крайней мере покале... - но вампир эффектно заткнул ведьму, бросив свою рубашку прямо ей в лицо. Оставшись в одних сапогах и штанах, он с разбегу нырнул в озеро. Травница посмотрела на Орсану своим фирменным взглядом "А я о чем говорила?".
- Эй, вы мне всю рыбу распугаете! - возмутился Ролар, сидящий на берегу с удочкой.
- Ролар, - устало позвала мужа винесчанка, - бросай ты эту ерунду.
- Орсана, ну о чем ты говоришь? Я вырос в Долине, границей которой является река, и это было моим любимым занятием с самого детства, - предался воспоминаниям арлиссец, недовольно глядя на Арр'акктура, то и дело ныряющего под воду.
Вольха внезапно вышла прямо из воздуха неподалеку от Орсаны и на ее удивленный взгляд лишь буркнула: "Черновик". Расстелив на траве рубашку мужа, она присела рядом.
- За что ты это его так? - шепотом поинтересовалась у подруги винесчанка.
- Он знает, за что, - ухмыльнулась ведьма.
- Мама, мама! - увидев Вольху, светловолосый мальчик побежал в ее сторону. Девочка, остановившись лишь на мгновение, бросилась за ним.
- Я четыре раза нашел Линку! - похвастался он, обняв мать за пояс.
- Ух, ты, какой молодец, - рассмеялась девушка, ероша его короткие волосы.
- Мама, Дар жульничал! - надулась Линка, садясь наемнице на колени.
- Алинара, жаловаться не хорошо, - строго пожурила крестницу Вольха, но, прежде чем Келла и Орсана успели открыть рты от такой несправедливости, продолжила: - Но, Мор'анндар, жульничать - еще хуже.
- Ма-а-ама! - нижняя губа мальчонки задрожала, и на глаза навернулись слезы.
- Можешь не стараться, со мной это не пройдет, - спокойно отозвалась ведьма, вытирая личико сына платком.
- Ну и ладно, - Дар пару раз шмыгнул носом и уже не был похож на смертельно расстроенного ребенка. Наоборот, широко улыбнулся, стукнул Линку по плечу и с криком "Теперь ты водишь!" убежал прятаться в траву. Девочка тут же сорвалась с места.
Спор о воспитании детей разгорелся с новой силой, но теперь Келла уже тщательнее выбирала фразы. Через некоторое время их прервало громкое лошадиное ржание из-за спин. Оглянувшись, девушки заметили приближавшегося всадника. Молодой вампир, спешившись, кивнул Орсане, поклонился Келле и Вольхе и обратился к последней:
- Госпожа, а где Повелитель?
- А что, тебе уже меня не достаточно? - подбоченилась ведьма.
- Но... Госпожа, у меня дело к Повелителю... - залепетал парнишка.
- И что?
- Вольха, не нервируй его, он скоро заикаться начнет! - Лён неожиданно вынырнул в середине озера. - Торвал, я сейчас подойду!
Посыльный позволил себе немного расслабиться и даже заметил, как посмеивается над ним Верховная Ведьма, что заставило его густо покраснеть.
То, как Лён выходил из воды – мокрый, по пояс раздетый, в плотно облегающих штанах, могло сойти за мечту любой девушки об идеальном мужчине, но он сам все испортил, споткнувшись на предпоследнем шаге, заметив, что потерял один сапог.
- Вольха, ты должна мне сапог!
- С чего бы это? - изумилась девушка.
- Ну, я же из-за тебя нырнул...
- Гхыр с два! Но можешь поблагодарить меня за стирку своих штанов.
- Что?!
- Ну, это из-за меня ты нырнул, - рассмеялась ведьма. - А то бы они еще пару месяцев, как минимум, даже близко с водой не оказались.
- Тьфу ты! - ухмыльнулся Лён, подходя к Торвалу. - Ну, в чем дело?
- Вам пришло письмо, - бодро отчитался парнишка.
- И? - Повелитель вопросительно приподнял бровь. - Почему ты не оставил его у Старейшин?
- Но на нем же две клановые печати! - удивился вампир.
- Уже интересно, давай его сюда, - смягчился Арр'акктур. Торвал тут же вручил ему небольшой свиток, который действительно украшали две большие печати, и побежал к своему к'яарду.
- Ролар, иди сюда, тебя это тоже касается! - позвал все еще рыбачащего друга Лён, садясь рядом с женой.
- Я не Повелитель, слава богам, так что не перекладывай с больной головы на здоровую, - отозвался с берега Ролар.
- Эх ты, - притворно вздохнула Вольха, - одна печать-то клана Дэр'ра.
- Что? - вампир тут же вскочил со своего места. - Леркина?!
- Именно! - подтвердил Лён, распечатывая свиток.
- Дай угадаю, вторая принадлежит Virr'ta? - рассмеялся арлиссец, подходя к друзьям.
- Какой ты умный, угадал! - поддразнила мужа Орсана. - Лён, не томи!
- А что томить? - благодушно отозвался Повелитель. - Это именно то, о чем вы все подумали. И чего мы все ждали больше пяти лет...
- Лё-о-он! - не выдержали девушки.
- Ладно, ладно! Это приглашение на свадьбу Лереены и Вэрда. Довольны?

21:37 

Фанфик по Ведьме: "жизнь семейная и как с ней бороться"5 часть

Глава 10.


Празднования и отходняки в Догеве длились ещё две недели, правда теперь каждый у себя и в меру своих сил, возможностей и здоровья – тихо, мирно, но с весельем и гуляниями, как это умеют делать только вампиры. Лёна и Вольху устраивало, что о них на время забыли все вокруг, верно забыли дорогу к Дому Совещаний. Не забыла дорогу только Келла, которая навещала их немного реже обычного и даже старалась не задерживаться надолго, словно не хотела лишний раз раздражать ведьму. Велька тоже не уехала, но пришла к Вольхе не сразу: травнице не терпелось узнать последние сплетни и события из первых уст, а вампирам, в свою очередь, услышать белорские новости от Вельки.
Вьюжень самый скучный и ленивый месяц в году, с этим не поспорить. Этот факт подтвердился ещё и наступлением уже по-настоящему крепких морозов и ветреных дней. Даже Вольха теперь не устраивала себе частые, хоть и короткие вылазки, как она называла «прогулки на воздухе». Очень активные прогулки пришлось прекратить буквально до слова «прогулки», но, по мнению Лёна, это были как минимум пробежки, последствия которых он боялся себе представить, а следить не всегда была возможность, да и контролировать саму Вольху было попросту невозможно. На всякий случай Повелитель взял с жены слово, что хотя бы в ветер и снегопад она будет дома, а в спокойную погоду, чтобы не заболеть, будет гулять по Долине не больше часа. На удивление Вольха согласилась и честно обещала в этот раз его послушать – хватит до поры до времени с них ультиматумов. Ещё более удивительно было то, что настроение Верховной Ведьмы становилось всё более постоянным и уравновешенным, а характер чуть терпимее и, в редкие минуты, спокойным. Но надолго ли это? Спокойствие выражалось в задумчивости и затяжном молчании – у Вольхи, наконец, появилась возможность и время переосмыслить и в полной мере осознать своё положение. Когда Лён по необходимости оставлял её, отправляясь решать государственные дела, Вольха любила устроиться с пледом у подоконника, записывая что-то в сшитые в тетрадь листы. А если дело было поздним вечером, то наблюдала за луной и напевала колыбельные песни. Но в основном сидела в обнимку с Лёном, когда они тихо о чем-то говорили, или Вольха вдруг замолкала, а вампир продолжал гладить её волосы. Если бы кто-нибудь увидел первую или вторую картину и пересказал самой Вольхе, та не поверила бы, что это была она. Только вот всезнающая и мудрая Келла прекрасно понимала, что это абсолютно нормально на восьмом месяце беременности. Лён тоже предпочитал быть с женой и, погрузившись в свои мысли (и читая мысли Вольхи), помолчать рядом с ней. Говорил, что Вольха сейчас самая красивая, старался успокоить и отогнать её тревоги. Каждый из них боялся и волновался, но с нетерпением ждал большого события. Они проходили через это впервые, и очень хотелось запомнить эти месяцы и некоторые личные моменты, чтобы оставались в памяти навсегда, такие, как есть. По эмоциональному состоянию это немного напоминало подготовку к свадьбе, но именно за месяц до появления на свет ребёнка, это другие, особенные чувства. Кроме того, что Вольха стала плохо спать, её не покидало беспокойство о предстоящих родах, и она постоянно думала о том, что уже осталось недолго. Но рыжеволосую ведьму по-прежнему мучила неизвестность. А раньше-то ничего и никого не боялась… Перед тем как уйти, Лён гладил Вольхин живот и говорил «Мы тебя очень ждём».
В один из таких дней, как только Повелитель уехал, Велька пришла к подруге с предложением пройтись к лесной опушке. Погода в этот день стояла безветренная, а в чистом голубом небе светило солнце, которое вместе со скрипучим, ослепляющим глаза снегом, делало всё вокруг и без того светлее, ещё ярче. На солнце снег переливался так красиво, будто под ногами были настоящие алмазы. Пока ведьма и травница шли к опушке, Вольха всё расспрашивала подругу о её светской, личной и профессиональной жизни, что изменилось и вообще, что в её жизни происходит. Прекратив вскоре говорить только о себе, Велька решила сменить тему и зайти с другого конца:
- Ну а ты, как по правде говоря, тут, в вампирьем логове поживаешь? Довольно долго не виделись, так что давай, расскажи мне, как тебе жизнь семейная? – поинтересовалась девушка с улыбкой на лице.
- Думаю, что идеально нигде и ни у кого не бывает. А жизнь без трудностей и сложностей для меня уныла и скучна. Здесь хорошо. А про жизнь семейную… Ещё привыкаю, но такая жизнь оказывается, по-своему прекрасна. Лён для меня самый лучший и единственный. Вампир, которого не смогу теперь ни забыть, ни отпустить. Он читает мысли и знает, что он – всё для меня. Раньше я с трудом смогла бы представить себя замужней, а ты погляди на меня сейчас, - Вольха указала на свой живот. – Это мы, единое целое, во мне. Раньше была только я, а теперь мы с Лёном пытаемся принять, что ещё немного и станем родителями.
Травница не смогла на это ничего ответить – такое нужно только самой пережить и понять. Она улыбнулась, то ли от слепящего в глаза солнечного света, то ли просто была согласна, что Вольха раньше скептически относилась к замужеству, даже будучи уже на свадьбе, но теперь и Вал поразился бы словам ведьмы.
- Я, правда, рада, что всё так. Возможно, и я когда-нибудь узнаю, что такое семейная жизнь и как с ней бороться, - обе девушки рассмеялись, а Велька тут же продолжила. – Говорила же тебе, ухаживал за мной один, пока в путь не собралась. Часто о нём думаю. Вот когда вернусь, и узнаю, думал ли он и скучал ли.
- Ох Велька, Велька… - продолжала хохотать Верховная Ведьма.
- И да, я, конечно, останусь, хочу быть неподалеку и присутствовать с остальными, а то снова узнаю обо всём самой последней во всей Белории, - с уверенностью заявила травница.
Вольха пожала плечами, мол, как пожелаешь, и девушки пошли обратно по направлению к Дому, где их уже ждал обед.
С наступлением выстудня дни стали ещё морознее, а ночами громко завывали снежные метели. Догева замерла в ожидании – со дня на день Верховная Ведьма должна родить. Сама Вольха чувствовала себя хорошо, однако наблюдалась небольшая потеря аппетита, и две ночи приходилось бороться с бессонницей. Больше всех беспокоился Повелитель, который не оставлял жену ни на минуту. Когда к ним в очередной раз заглянула Велька, травница с вызовом поинтересовалась у Арр'акктура, собирается ли он присутствовать при родах, как Велька, или вампир струсит? Лён только нахмурился и ответил «Я всегда нахожусь рядом с Вольхой, а там посмотрим». На самом деле Повелитель давно задумался над этим вопросом, но так как ничего подобного никогда с ним не происходило, пришлось признать, что тут вампир банально боялся. В этом деле Лён доверял Келле, словно собственной матери, и под ногами у травниц лучше не путаться. Да и Вольха согласилась бы с ним, что такую бурю они лучше переживут отдельно, пусть Лён будет где-то поблизости, но в стороне. Долгое ожидание сменилось нетерпеливостью, и Верховной Травнице приходилось успокаивать обоих, заверяя, что всё в порядке и не о чем тут переживать. Пусть Келла не была уверенна в них как в родителях, но точно знала, что Вольхе с Лёном нужна полноценная семья, которой у них самих не было, но к чему они уже готовы.
Как-то раз, впервые за несколько месяцев, Дом Совещаний решил навестить и Кайел, думая обрадовать своим появлением Повелителя. Вечно умирающий и болеющий вампир считал, что про него все непременно забыли, и никто не вспомнит, пока сам не покажется на глаза с жалобами. Как оказалось, у вампира была обыкновенная простуда, что уж для этой поры года это вполне нормально, а главное, излечимо. Вольха во время визита Кайела спала у себя крепким сном, а Лён с травницей пробовали под разными предлогами и способами выпроводить его из зала. И помощь пришла неожиданно, откуда никто не ждал – дочка Кайела, прибежавшая за ним, уговорила отца пойти обратно домой.
В конце месяца, одним погожим днём, Крина принесла ведьме перекусить. Вольха с Лёном ходили к конюшне, только когда они уже собрались обратно, вампир сказал жене, чтобы та вернулась сама, а он скоро придет и всё объяснит. У Крины не получилось заставить Вольху поесть, но вампирша хотя бы отвлекла девушку занимательной байкой и сообщила, что только что в Долину приехали Орсана с Роларом.
- Вольха, пока я тут говорю с тобой, у тебя воды отошли, - вдруг сообщила Крина.
- Вот гхыр, - с паникой в голосе произнесла Вольха.
Велька, только зашедшая в комнату, уронила тарелку с пирожками, но быстро пришла в себя и побежала звать Келлу, оставив подругу под опекой Крины. А через полтора часа у Верховной Догевской Ведьмы уже начались схватки.

Глава 11.


В комнате, уже месяц назад специально отведенной для этого Келлой, было не протолкнуться: большая кровать, на которой лежала ведьма, занимала почти половину свободного пространства, Травница, Крина, Велька, Орсана и парочка вампирш, пришедших на помощь, сновали туда-сюда практически безостановочно. Ролара и Вала, внезапно появившегося в самый разгар суматохи, взашей вытолкали на крыльцо.
- Так, Повелитель и майбутний татусь, - нервничающая Орсана перешла на чистейший винесский, - йди склади компанию тим двом зубоскалам, вони тебе зачекалися!
Лён лишь покачал головой и попытался слиться со стенкой, но таскавшие горячую воду и полотенца все равно постоянно цеплялись за него. Наемница, не выдержав этого, схватила упирающегося вампира за руку, вывела в коридор и поставила напротив открытой двери в комнату там, чтобы ему было видно жену:
- Тоди хоча б не плутайся пид ногами!
Велька, хлопотавшая над подругой, пыталась успокоить ее, но терпела сокрушительное поражение.
Ведьма схватила пробегавшую мимо Травницу за рукав и зарычала так, что ей позавидовали бы все догевские волки:
- Что бы я, да еще раз послушалась твоего совета! Гхыр с два!
Келла, удивленная этим, даже остановилась на мгновение:
- То есть?
- А кто все время повторял: "Ну заводите ребеночка поскорее..."?! Я что ли? Ты-то сама хоть раз рожала?! - Вольха снова застонала и отпустила вампиршу, хватаясь уже обеими руками за живот.
- Сама - нет, но роды принимаю уже столько, сколько Ролар по земле ходит! - отрезала Травница, возвращаясь к делу. - И у вампирш, и людей, и у полукровок...
Лёну было смешно от того, как у себя в головах сейчас обзывали друг друга Верховная Догевская Ведьма и не менее Верховная, и тоже Догевская, Травница. Но смеяться он не мог. Все же не каждый день он становился отцом в первый раз.
После очередного проклятия, чуть было не сорвавшегося с губ Вольхи, Орсана нахмурилась и шепотом поинтересовалась у Вельки, а нельзя ли наложить на ведьму какое-нибудь заклинание немоты. Девушка воодушевилась этой идеей и уже хотела так и сделать, но, посмотрев на подругу, передумала.
- Ты представляешь, что она с нами, со мной, сделает после этого, когда все закончится? - в голосе Вельки слышался явный, хоть и не сильный, испуг.
Винесчанка прикинула в уме возможности и неиссякаемую фантазию Вольхи и согласно закивала головой, тоже отказываясь от задуманного.
Наконец, атмосфера в комнате стала менее раздраженной, сменившись на деловитую собранность всех присутствующих. За исключением Вольхи, ругавшейся на тролльем так, что даже у Вала бы уши в трубочку свернулись, услышь он это.
- Деточка, а ты понимаешь, что он уже может это слышать? - ласково поинтересовалась у измученной ведьмы Крина.
- Кто? - выдохнула девушка.
- Твой ребеночек.
- Вот гх... - Вольха мгновенно прикусила язык. Вот так было найдено универсальное средство для затыкания разбушевавшейся ведьмы.
Арр'акктур, внимательно прислушивающийся все это время к мыслям всех девушек и вампирш, позволил себе немного расслабиться: по мнению Келлы все шло так, как и было нужно.
- Тужься, ведьмочка, - уже раз в двадцатый повторила Травница, стоя в ногах кровати.
- А я что делаю по-твоему?! - огрызнулась Вольха, отбросив со лба пропитавшиеся ее потом волосы.
- Не разговаривай, а делай свое дело.
От такой наглости вампирши брови Вольхи полезли вверх, но она, не проронив ни слова, послушно продолжила тужиться.
Лён, отлипнув от стены, быстрым шагом прошел в комнату и присел рядом с кроватью, взяв жену за руку. Девушка нежно улыбнулась, но на большее в данный момент не была способна.
- Осталось совсем чуть-чуть, мы уже видим головку! - попыталась приободрить роженицу Велька.
- Ага, - кивнула Орсана, и Вольха позволила себе слегка расслабиться.
- Но это самое сложное, - добавила Травница, тут же сводя на нет все попытки разрядить обстановку.
Громкий стон Вольхи заглушил недовольный ропот девушек, выговаривавших Келле.
- Успокойся, все будет хорошо. Просто тужься, - Лён погладил ведьму по волосам.
- Только ты не начинай это повторять! - слабо рассмеялась девушка.
- Во-о-от, уже лучше, - улыбнулся вампир.
- Вольха, последнее усилие! - голос Келлы звенел.
- У-у-ух! - простонала Редная и всё, наконец, закончилось.
Маленький ребеночек, весь покрытый кровью, извивался в руках у Крины. Через пару мгновений он громко закричал, говоря миру, что теперь стало на одно живое существо больше.
- У вас мальчик! - обрадовала новоявленных родителей Орсана. И комната взорвалась радостными воплями.
- Поздравляю! - Велька полезла обниматься к Вольхе, но не особо преуспела в этом, так как ее уже сжала в объятьях Крина, а ведьма почти задыхалась в руках Лёна.
Вал и Ролар, ввалившись в комнату, застали почти опьяняющее безумие радующихся женщин, к которому тут же присоединились.
Диара, незаметно унесшая младенца, чтобы обмыть его, уже закончила и вернула завернутого в темно-зеленое одеяло малыша родителям:
- А волосики-то у него светлые, - улыбнулась вампирша Повелителю и его жене.
И вот Вольха, впервые взяв на руки своего ребенка, практически заплакала:
- Ну, здравствуй, маленький. Знакомься, это твой папочка, - она поерзала на кровати, садясь так, чтобы ребенок мог увидеть Лёна.
Вампир широко улыбнулся сыну и вложил свой палец в его кулачок, выглядывающий из-под одеяла. Малыш тут же сжал ручку, крепко хватаясь за отца.
- Привет, сынок. Светленький в меня, а вот глаза - мамины, - рассмеялся Арр'акктур.
- У тебя они тоже серые, - ухмыльнулась ведьма. - К тому же, у всех младенцев глаза серые или серо-голубые...
- Не-а, - покачал головой Лён, - у вампиров цвет глаз никогда не меняется, по крайней мере, в их человеческой ипостаси.
- Думаешь, он тоже сможет перекидываться в волка? - удивилась девушка.
- Время покажет, - Повелитель поцеловал жену в лоб. - Спасибо тебе за то, что подарила мне сына.
- Не за что, - Вольха положила голову ему на плечо, крепче прижимая такой драгоценный сверток к груди. - Мы оба участвовали в этом.
- Да, но рожала ты одна.
- Именно. Так что не рассчитывай на прибавление в семействе в ближайшее время!
- Как?! - притворно возмутился Лён. - Ты не хочешь, что бы у нашего сына был маленький братик или сестричка?!
- Хочу, - рассмеялась ведьма, - но в следующий раз рожать будешь ты сам!
- Я подумаю над твоим предложением, - присоединился к ней муж.
Следующие две недели стали самыми трудными для родителей. По решению Повелителя торжественное празднование по случаю рождения наследника переносилось на месяц, пока крепнет малыш и восстанавливает силы его мама. Сама же Вольха, сменив обязанности Верховной Ведьмы, по словам самой Келлы весьма достойно справлялась с другой новой профессией. К подарку с настолько жгучим характером Догева явно не была морально готова. Буквально с первых дней сын Лёна и Вольхи проявлял свой непростой нрав, не давая отдыха и покоя и требуя к себе внимания. Новорождённому дали имя Мор'анндар, а в сокращении нарекли Даром.
Уже через несколько недель Вольха мечтала только о том, чтобы немного поспать, но жизнь окрасилась в ещё более яркие краски. Теперь всё в какой-то степени перевернулось с ног на голову, и пусть эти сложности и трудности доставляли свои хлопоты, Повелитель с ведьмой проходили через это впервые, но они были самыми счастливыми.
С наступлением оттепели пришло время отмечать первый месяц жизни маленького Дара. За организацию торжества в этот раз взялись Орсана с Велькой под неусыпным контролем Келлы. Оное празднование прошло с размахом, и многочисленные гости остались довольны гуляниями. Уложив сына спать, Вольха присела на колени к мужу и со знакомой хитрой улыбкой заговорила:
- Знаешь, Лён, он пытался что-то выговорить перед сном, естественно, ничего пока не получилось, как ни пытался. Но по самодовольному выражению лица, я поняла, что первым полноценным словом Дара будет «мама», - с уверенностью сказала Вольха.
- И с чего ты так решила? – ухмыльнулся Арр’акктур. – Он знает нас равное количество времени, но я качал на руках сына чаще, чем ты, и поэтому первым явно будет слово «папа».
- Неправда, зато я пеленаю и кормлю, так что ещё неизвестно, чья взяла, - возмутилась ведьма.
- Именно! Мы ещё посмотрим… Но без обид, если он сначала назовёт меня, - предупредил Лён.
- Без обид – это если первым Дар скажет «дядя Ролар», - отшутилась Вольха.
- Да уж, многие в зале думали о непредсказуемости нашего ребёнка в будущем и чего потом от него ожидать.
Верховная Ведьма с этим согласилась, обессилено опустила голову на плечо Лёну, и мгновенно уснула.

21:36 

Фанфик по Ведьме: "жизнь семейная и как с ней бороться"4 часть

Глава 7.


Знакомство прошло, на удивление, в спокойной обстановке, а маленькая Алинара успела показать характер во всей красе. Когда на следующее утро Келла застала Вольху и Лёна одних в комнате, Травница не преминула напомнить о том, что они тут гости и пора бы вернуться в Догевские земли.
- Пора и честь знать! Что же вы себе думаете – убежали, а дела сами решаются? Э, нет, дорогие, собирайтесь сейчас же, как миленькие, отправляемся домой.
- Нас никто отсюда не гонит, и тут очень хорошо, - решила намекнуть Вольха, что никуда пока ехать не хочет.
- Ничего хорошего! Говорю же, собирайтесь и никаких пререканий. Без вас тут будет спокойнее, - ответила Келла.
- Хотелось бы побыть здесь ещё немного, но так уж и быть, не будем злоупотреблять гостеприимством.
- Они же тоже когда-нибудь к нам наведаются, - тихо усмехнулся Лён, поскорее закрывая за Травницей дверь.
В компании Верховной Травницы обратный путь в Догеву оказался испытанием для нервов Лёна и Вольхи. Повелителю пришлось (хоть он по-честному и отбивался) почти сразу по прибытию в Долину отправиться в Дом Совещаний. Тем временем, Верховная Ведьма отправилась подальше от глаз и ушей Келлы, приняла нескольких вампиров нуждающихся в ее профессиональной помощи и, выдохнув после последнего клиента, решила пройтись к озеру, пока ещё её не заметил Кайел и не испортил остатки хорошего настроения. День был очень тёплым, и солнце не жгло, когда его лучи пробивались сквозь листья на деревьях. В тени же свежий лёгкий ветерок приятно бодрил, а у озера к вечеру стало немного прохладно. Вольха присела на траву, держа в руке сочную грушу и наблюдая за красивым, но одиноким закатом. Небо, будто художником расписанное разнообразными цветами, ближе к горизонту сходило к бледно-лиловыми краскам, уступая всё ещё яркому заходящему солнцу, которое явно желало задержаться сегодня и не уходить на покой.
Девушка собиралась достать вторую грушу, когда, обернувшись, увидела идущего к ней Повелителя. В руках он нес завернутые в бумагу четыре початка кукурузы, от которых ещё шел пар.
- Разве на государственной службе тебя не покормили? – поинтересовалась Вольха.
- Если бы жена была рядом, может и поел бы раньше, - Лён протянул порцию ведьме, - я обыскался тебя, Вольха, перенервничал, не пошла ли в сторону леса. Вот, держи, - вампир бережно накинул ей на плечи куртку.
- Спасибо, - Вольха улыбнулась мужу, – в четырех стенах сидеть не хотелось, а здесь тихо.
- Согласен, еще и красиво, а скоро станет еще лучше, - Повелитель достал из кармана сложенную в несколько раз бумажку, в которую завернул немного соли. - Ты же не в первый раз в Догеве осенью, сама знаешь.
- Знаю, и не против взглянуть на это чудо еще раз, - скептически хмыкнула Вольха, посолив один из початков и приступая к своему неожиданному ужину.
- Зря ты так, - поджал губы Лён.
- Как?
- Ну, начинаешь издеваться, - вампир тоже начал есть.
- С чего ты взял? – рассмеялась с набитым ртом Вольха. – Просто я знаю, как выглядит лес осенью, не всю же жизнь в Стармине прожила. Да и в Догеве не первый год!
- Ты же помнишь догевский лес в золоте! Это удивительное зрелище, - принялся отстаивать свою точку зрения Лён.
- И чем же таким оно удивительно? Вдруг я запамятовала? – Вольха уже заканчивала второй початок, в то время как ее муж – только первый.
- Тебя посещает чувство, будто ты стоишь посреди гигантского костра, полыхающего всеми оттенками желтого и красного. У некоторых берез листья не желтеют, а краснеют. А осины! - он знал, что жена помнит все прекрасно, но сделать иногда вид, что ты не читаешь ее мысли - тоже хорошо. Тем более что Вольха это ценила.
- А что с осинами? – улыбнулась ведьма, подыгрывая вампиру и поглядывая на последний кукурузный початок, которым Лён размахивал, яростно жестикулируя.
- Через месяц снова увидишь! Вообще, в лесу становится очень светло, даже вечером, он просматривается на версту. Келлу и Кайела сразу заметишь и успеешь незаметно скрыться, - для Лёна это явно был один из главных аргументов. Как и для Вольхи.
- Вот последнее – очень хорошо, - кивнула девушка. – А теперь делись кукурузой!
- С чего это вдруг? – прищурился Лён, пряча початок за спину.
- Что, не хочешь поделиться с женой? – притворно расстроилась ведьма, надувая нижнюю губу. – Как тогда, после свадьбы…
- Во-о-ольха! – простонал вампир, закатывая глаза.
- Я беременна, и ты должен потакать моим желаниям, - уперла руки в боки Вольха. – Так что давай сюда початок!
Лён, рассмеявшись, вложил в протянутую руку кукурузу. И, не выдержав, подколол жену:
- Эгоистка!
- Жадина!
- Ведьма!
- Упырь!
- А я все равно тебя люблю!
У Вольхи даже челюсть упала от такой неожиданной смены упреков на признания в любви. Повелитель, воспользовавшись этим, стащил у жены остаток початка, тут же съев его. А после бросился улепетывать между деревьями от пульсара, пущенного разъяренной и обиженной ведьмой.
- И люби на здоровье, пока не запрещают, – уже самой себе улыбнулась Редная, вытирая руки о траву.
Вдруг, она увидела рядом обруч, как обычно забытый Повелителем. Или же оставленный им намеренно? Гхыр поймешь этого упыря. Вольха ещё несколько минут смотрела на закат, а потом, забрав обруч Лёна, отправилась в дом спать.

Снилось ей небольшое степное поле рядом с лесом, и волк со светлой шерстью. Ведьма внимательно рассматривала животное, но опасности при виде этого зверя не чувствовала, только любопытство нарастало. «Почему он здесь один?» - подумала она. А глаза? Они были серыми, такими знакомыми и такими… добрыми. Волк сидел смирно и никого не искал, продолжая смотреть Вольхе прямо в глаза.
- Где твоя волчица?
Все так же сидит на месте и наблюдает. Только обнажил зубы, показал оскал, но без рыка – молча. Улыбнулся? Его волчица была рядом.

С наступлением страдня знойных дней становилось всё меньше, а к середине месяца началась пора затяжных дождей, которые приносят настоящее утешение после столь жарких месяцев.
Когда Вольха утром открыла глаза, ее волка рядом уже не было. Сладко потянувшись, она босиком прошла к окну, за которым шумел дождь, впустила в комнату моросящие капли и запах мокрой травы.
После завтрака Вольха успела принять нескольких вампиров, пришедших за помощью, но сильно разгуляться не получалось – тошнота не отступала. Ближе к обеду, когда прекратился дождь, она навестила Смолку, которую тут же отчитала за новые проделанные проказницей «заслуги», о которых Вольха узнала от Рена, когда тот чуть ли не вприпрыжку принёс очередную жалобу в письменном виде от лица пострадавших. По виду самой Смолки было ясно как день, что никакие списки и жалобы её не интересовали. Вольха вздохнула, и, напустив на себя серьёзный вид, сказала табунщику официально передать бумагу Повелителю. «Пусть посмеётся», - подумала ведьма. Вдруг начался ливень, расстроивший все планы Вольхи (пусть планов и не много, но под проливным дождём долго не погуляешь, ещё проследит кто-нибудь и расскажет Повелителю, что Верховная Ведьма здоровье портит), и чтобы не простужаться, она пошла прочь от конюшни под звуки грома. Было уже время обеда и при мысли о картошке, жареной рыбе и черном хлебе, Вольха только прибавила шаг. И тут же увидела белоснежного волка, сидевшего поперек тропинки. Недолго думая, ведьма наколдовала себе плотный плащ, в который тут же закуталась:
- Я тебя знаю! – обратилась она к зверю. – А то начнешь мне потом нотации читать, в лучших традициях Келлы.
Волк наклонил голову на бок и вывалил язык из пасти, явно довольный тем впечатлением, которое произвел на рыжую ведьму.
- Ну, так и будешь на меня смотреть? Может, хоть проводишь до дома?
В ответ на это волк подбежал к Вольхе, схватился зубами за подол плаща и потащил ее к ближайшим кустам. Девушка заглянула под них и заметила туго свернутую одежду мужа, спрятанную от дождя.
- Вот наглец! – засмеялась Вольха, пряча сверток под плащ. – А теперь пошли.
И зверь повел ведьму по «черновику» к Дому Совещаний. Уже через десять минут они выбрались на площадь, тогда как у Вольхи этот путь занимал как минимум в два раза больше времени. Еще от фонтана волк и ведьма увидели поджидавшую их Травницу.
- И где это вы шляетесь под ливнем? – Келла, одетая в свои неизменные черные одежды, гневно поглядывала на промокшую парочку.
- Если ты подвинешься, - ухмыльнулась Вольха, - то мы сможем зайти в Дом, погреться и приступить к обеду.
С фырканьем, которому позавидовала бы даже Смолка, непревзойденная мастерица подобного способа выражения чувств, вампирша уступила дорогу Верховной Ведьме, но волка, хотевшего прошмыгнуть у нее между ног, схватила за загривок:
- А ты, дружок, прежде чем зайдешь, хотя бы отряхнись! И нечего на меня так смотреть, я за семьдесят лет уже выработала иммунитет к твоим подобным взглядам. Сам же мне потом спасибо скажешь, когда не придется в Доме лишний раз убираться.
Рыкнув на Келлу, но, скорее всего, просто для проформы, сероглазый волк сделал так, как ему велели. Не преминув обрызгать сухую до сих пор Травницу с ног до головы. И с гордым видом пошел вслед за ведьмой.
Вольха, уже успевшая переодеться в сухое, бросила волку его одежду и отвернулась. За ее спиной послышался шорох разворачиваемой одежды.
- И зачем ты отворачиваешься каждый раз? Все равно уже все видела, - рассмеялся Лён, натягивая штаны.
- Должен же кто-то из нас поддерживать видимость хорошего воспитания, полученного в детстве и юношестве, - усмехнулась ведьма, сложив руки на груди.
- И это говорит та, кто устроила мне стриптиз при первой встрече! – уже одевшийся вампир обнял жену за талию и начал ее щекотать.
Вольха стала яростно вырываться, но не могла сдержать смех.
- Лё-о-он! Прекрати!
Неожиданно их прервал стук в дверь.
- Когда закончите маяться ерундой, выходите обедать, все остывает, - Келла была явно раздражена неожиданным душем, устроенным ей Повелителем.
Вольха и Лён, улыбнувшись друг другу, решили пощадить нервы Травницы и пошли к столу.

Глава 8.


Страдень закончился сильнейшей грозой. Такой, когда даже столетние дубы начинают гнуться под порывами ветра, а тоненькие березки практически стелются по земле. Трижды молния била в фонтан с живой водой, оглушая громом всех в радиусе полуверсты. Но, в отличие от памятной битвы архимага и ныне Верховной Ведьмы, а тогда всего лишь адептки восьмого курса, никаких особых разрушений не произвела.
Вересклет оказался на удивление солнечным: за весь месяц – всего четыре раза шел дождь, и то, однажды – грибной, радугой, а точнее всеми семью, после которого Повелитель с женой как обычно любовались в долине Семи Радуг. Лиственные деревья меняли свой цвет с летнего зеленого как-то уж очень медленно, а еловый бор, составлявший по трети границы каждого сектора, становился все темнее и угрюмее.
А вот листокрас проявил себя во всей красе, именно так, как расписывал Вольхе Лён. В один из первых дней этого месяца Арр’акктур растолкал жену, когда солнце только-только начало подниматься над горизонтом.
- Уйди, вомпэр клятый! – некоторых словечек Вольха поднабралась у Орсаны, употребляя их тогда, когда Всеобщий язык был чересчур беден, а троллий – слишком заборист.
- Через час мы с тобой поедем на инспекцию Догевских лесов, так что тебе пора вставать, - Лён стащил большое одеяло с кровати, чтобы ведьма не закуталась в него.
- Лё-о-он! – простонала Вольха, раздумывая накрыть ли голову подушкой, или бросить ее в мужа. Первый вариант выглядел более разумным, ибо вампир был слишком увертлив, а лишаться последней защиты от утренней осенней прохлады не хотелось. Так что ведьма стала потихоньку подтягивать подушку к лицу.
- А так как ты, хоть и магичка, но все же человек, я решил, что сначала тебе надо набраться сил. Поэтому и принес тебе завтрак в постель! – ответом Лёну послужил радостный вопль Вольхи, почти бросившейся мужу на шею.
- Вампирчик ты мой ненаглядный! - рассмеялась ведьма, принимая от него поднос, на котором стояла большая тарелка с ватрушками с творогом и пара чашек с томатным соком. В последнее время Вольха хотела чего-то сладкого, но одновременно с этим соленого и горьковатого. Пока она поглощала одну ватрушку за другой, запивая их соком, Лён пошел запрягать коней.
Когда Вольха вышла на крылечко Дома, ежась от холода и натягивая куртку, Арр’акктур делал своеобразную зарядку: вместо каната перетягивал со Смолкой чью-то рубашку. А Вольт смирно стоял в сторонке, временами начиная тихо ржать, поддерживая то своего хозяина, то ненаглядную дочурку, нагулянную однажды ночью в старминской конюшне.
- Отдай, нежить поганая! – вампиру уже было без разницы, как он ругает кобылу. Главным было не остаться без пальцев, ибо пока в перетягивании выигрывала кобыла, с каждой секундой приближавшаяся еще на пядь ближе к рукам Повелителя. В итоге, Арр’акктур уступил эту растреклятую рубаху Смолке, которая тут же заглотила ее до конца.
- Я же знаю, что ты стоишь у меня за спиной и изо всех сил сдерживаешь смех, - пробурчал себе под нос Лён, не оборачиваясь к Дому Совещаний. – Ну же, давай!
И Вольха, захлебываясь хохотом, сползла вниз по стене. Смолка, удивленная поведением хозяйки, осторожно подошла к ведьме и мягко уткнулась той в плечо, тихо пофыркивая. Девушка, до сих пор не отсмеявшаяся, обняла кобылу за шею, пытаясь успокоиться.
Лён вскочил в седло Вольта одним легким движением и стал медленно удаляться от Дома.
- Я бы присоединился к тебе, - его голос был абсолютно безэмоционален, - но тогда мне придется признать, что мы никуда не поедем, а это значит, что я зря разбудил в такую рань.
Ведьма тут же замолчала и уставилась вслед мужу.
- Манипулятор, - фыркнула она, забираясь на Смолку и догоняя Повелителя. – Куда мы вообще едем? Зерно и всякие овощи убрали еще в страдне, яблоки, воровать которые мы с тобой ездили, - в прошлом месяце.
- Да, - кивнул Лён. – Мы едем просто в лес.
- Зачем?!
- Ну, я же обещал обновить твои воспоминания об осеннем Догевском лесе. Ты ведь последний раз его видела два года назад.
- Лён! – в голосе ведьмы явно слышалось раздражение. – И только ради этого… Да за те два года я насмотрелась на леса всей Белории! Даже пару раз в Винессе была!
- Вольха, ну что ты, - Арр’акктур подвел Вольта поближе к Смолке и взял жену за руку. – Я же просто пытаюсь устроить тебе романтичную поездку…
- Осенью, утром, по холоду, - проворчала девушка, - в то время как я беременна и хочу есть каждые пару часов.
- Я об этом не забыл, - ухмыльнулся Лён. – Сегодня утром, пока ты еще спала, я успел организовать несколько тайничков с припасами в местах наших остановок.
Вольха улыбнулась на это признание и уже хотела как-нибудь отблагодарить мужа, но тут Смолка решила напомнить о своем нелегком характере. Резко взбрыкнув, она рванула в кусты и попыталась ногой оглушить зайца, уже начавшего менять свою серую шкурку на зимнюю белую, но тяжелая ноша в лице Верховной Догевской Ведьмы помешала этому продуманному плану.
- Лён! Ты что, не покормил ее перед выездом?! – возмутилась девушка, глядя на пристыженного мужа.
- А рубаха считается? – попытался выкрутиться тот.
- Лё-о-он!
- Ты повторяешься, - рассмеялся вампир, уворачиваясь от подзатыльника, который хотела отвесить ему Вольха.
- Тьфу ты! – сплюнула ведьма. – Ты же понимаешь, что теперь она будет выслеживать в лесу всё, что движется?
- Неужто твоя Ромашка была такой? Потому что за Вольтом я подобного никогда не замечал, - говоря это, Арр’аактур полез в сумку, переброшенную через круп к’яарда. Что-то нащупав там, он поднял взгляд на жену: - Я так понимаю, сначала надо накормить ее, прежде чем есть самим?
- Ты всё правильно понимаешь, - буркнула Вольха, всё еще дующаяся на него.
- Тогда, это тебе, - Лён протянул ведьме большой бутерброд с колбасой, - а это Смолке…
Он снова еле успел отдернуть руку, когда кобыла схватила предложенное ей крупное, с кулак, яблоко.
- Она не наестся яблоками, - ухмыльнулась Вольха, уже доедая бутерброд. – А я – одним бутербродом, так что – делись! Что там у тебя еще есть?
- Не спеши, мы уже почти подъехали к нашему первому привалу, - пробурчал с набитым ртом Лён, чья порция была раза в два меньше, чем у жены.
- И? – уточнила девушка.
- И там тебя ждет еда и красивый пейзаж, - вампир слегка сжал ногами бока Вольта и поскакал вперед, предлагая жене догонять его.
Вскоре, добравшись до того самого привала, Смолка первая замерла на месте, и, тихо пофыркивая, стала осматривать местность. Вольха и вовсе с изумлением уставилась на деревья, охнула несколько раз, и долго оглядывалась вокруг себя. Лён самодовольно улыбнулся, уловив во взгляде ведьмы одобрение и восхищение.
Красота этих мест действительно поражала.
Поляна была маленькой Догевой внутри самой Долины: так же окруженная кольцом осин, но без елей, заслонявших солнечный свет. Внешний круг, под летним ветерком шелестевший серебристыми листьями, сейчас переливался всеми цветами красного. Трава, уже пожелтевшая, все же не была пожухлой, поэтому Смолка и Вольт тут же приступили к прореживанию всей растительности, до которой смогли дотянуться. А в центре полянки желтела зарождающаяся рощица невысоких березок. Черно-белые стволы в самой широкой своей части были не толще вольхиного запястья, а если бы Лён прошелся между них, то его макушку легко можно было спутать с золотистыми кронами деревьев. Между берез тоненькой струйкой бежал кристально-чистый ручей, в котором Вольха заметила оплетенную бутыль. Повелитель заливисто свистнул в два пальца, и из-за почти голых кустов шиповника неожиданно выглянул леший. Прямо перед собой он держал походный мешок Лёна, туго набитый заранее припрятанной едой. Решив продемонстрировать содержимое мешка, леший, немного повозившись в завязками, опрокинул его на ковер из желто-красной опавшей листвы. Пара колец колбасы, буханка хлеба, пять яиц, десяток зеленых кисленьких яблок, так любимых Арр'акктуром. Последними выпали два очень крупных помидора, из тех, что помещаются в руках, только если сложить ладони лодочкой.
- Эй, ты что творишь?! - возмутился вампир, делая вид, что собирается спешиваться.
Леший громко заскрипел, и ведьма с удивлением поняла, что это просто он так смеется.
- Свою часть нашей сделки я выполнил, Повелитель, - с этими словами лесной хозяин вразвалочку заковылял к осинам, в которых благополучно растворился.
Вольха вопросительно подняла бровь, спрашивая у мужа, что тот пообещал лешему. Лён вздохнул и признался:
- За то, что он покараулил наш завтрак, я разрешил ему беспрепятственно развлекаться в лесу со всякими гонцами и послами всё следующее лето. И говорить, что это, дескать, с позволения госпожи Верховной Ведьмы, чтобы никто не пошел потом к тебе с просьбой приструнить его.
Выслушав эти условия, Вольха громко рассмеялась, запрокинув голову и думая, что только ее любимый (но она в этом не признается) муженёк мог заключить подобный договор с лешим.
Она снова огляделась вокруг, подмечая новые, раньше незамеченные, детали: алые гроздья рябин, растущих на границе поляны, вперемешку с осинами; кольца подберезовиков грибов в центральной рощице; два еще практически полностью зеленых клена, которые были своего рода "воротами", через которые они и въехали на поляну...
Когда Вольха отошла от небольшого ступора, ей пришлось признать своё поражение в этот раз.
- Ладно, Повелитель, правда, удивил – прекрасное зрелище, – согласилась Редная.
- Ну, раз так… тогда, под таким положительным впечатлением, мне, наверное, стоит рассказать о ещё одной причине, почему я решил забрать тебя подальше от всех, - загадочно прошептал вампир.
- Неужели твоя вампирская сущность зажелала тёплой ведьминской кровушки? До тебя дошло, что мне пришло время отойти в вечность? - Вольха мастерски изобразила испуг.
- Прекрати немедленно! – будто всерьёз обиделся Арр’аактур. – Пить кровь можешь только ты из меня, а я говорю о твоём дне рождения! Я же знаю, что после нашей свадьбы ты бы не хотела, чтобы Келла снова организовывала какой-нибудь праздник. Глупец, я ведь так старался, а тебе вечно не угодишь, всегда уколешь и съязвишь. Только почему мне больше всех остальных достаётся?! – во время своей якобы возмущенной речи Лён успел слезть с Вольта и теперь держал Смолку под уздцы.
- Помоги мне, пожалуйста, спуститься, - скромно попросила Вольха, стараясь скрыть свои мысли, пока не окажется ближе к мужу.
Вампир, бросив придуриваться, уже нормальным голосом сказал «Извини» и помог жене.
- Это я перегнула палку и неудачно пошутила, поэтому давай, ты меня простишь, - Верховная Ведьма взяла руки Лёна в свои ладони. – Мне правда тут очень нравится, останемся и скромно отметим моё скромное рождение. Я за всё тебе признательна, сам знаешь, мой телепат, - улыбнулась тёплой и искренней улыбкой девушка.
Лён не смог устоять и обнял жену, ведь он так её любил. И такую улыбку, и саму Вольху.

Глава 9.


Прошел ещё один осенний месяц со своими трудностями и радостями, только погода стала холоднее. Одним ранним утром Повелитель отправился на целый день по делам Долины, а Келла после завтрака позвала Вольху к себе, помогать варить зелья и всяческие настойки. К вечеру Верховная Ведьма валилась с ног от усталости, и Травница оставила её в покое, удалившись в соседнюю комнату.
Вольха сидела в кресле, рассуждая о своей тяжелой доле, и вдруг истошно закричала:
- Ааааа! Избивают! Гхыров сын! Не смей поднимать руку на собственную мать, негодяй! Ааааа!
Келла тут же оказалась в комнате, но поняв, что дальше криков дело не продвинется, а Вольха глубоко дышит, начала выяснять, что же случилось:
- Ну что ты раскричалась, мамаша?!
- Он бьёт меня, – ответила девушка, не кривя душой.
- Ребенок не бьёт, он шевелится. И нечего так паниковать, - закатила глаза Травница.
- Шевелится, я толстею и некрасива, мне больно и очень страшно.
Подняв испуганные глаза, и тщательно скрывая стыд, Вольха ухватила вампиршу за рукав и запричитала:
- Это больно? Это заразно? Это смертельно? Мне же так страшно… - пустив горькую слезу, девушка продолжала смотреть в глаза Келле.
- Значит, как нечисть убивать – не страшно ей, это просто работа и зов сердца, а вот рожать ты боишься?! Дело в том, девочка, что не ты первая и не ты последняя. Не паникуй раньше времени. И не разводи сырость, поняла?
Немого смягчившись, вампирша взяла табурет и села рядом с Вольхой:
- Ты, глупенькая, не о том, что потом будет, думай да гадай. Сейчас под сердцем у тебя частичка вас двоих, твоя и Лёна, о которой надо заботиться. Ты не привыкла получать помощь от других, но здесь никогда одна не будешь. И сейчас чужой помощью не брезгуй – волшбой своей ещё наколдуешься, а сейчас и думать об этом пока забудь. Понимаю, что тебе страшно и больно, но ты должна запастись терпением. И силы тебе нужны, а ты не ужинала до сих пор.
Вольха посмотрела на свой живот:
- Я хочу бутербродов с колбасой и солёными огурцами, а он – чеснока, – пожала плечами ведьма.
- Обойдёшься без сухомятки, - отрезала Келла, вручая девушке яблоко, - а там и бульон скоро будет готов.
- А чеснок?
- Ну, точно, вампир, – уходя на кухню, улыбнулась Травница. – Будет вам чеснок!

Первый снег в Догеве пошел за неделю до наступления заснежня, а уже через пару дней всю долину покрывали почти двухаршинные сугробы. Озеро сковала ледяная корка в пядь, которая с легкостью выдерживала Смолку с хозяйкой. Лён, конечно же, бесился, когда узнавал, что его жена снова каталась по льду, но не мог ничего поделать с тем, что ведьма требует острых ощущений и приключений на свои нижние девяносто. Однако, многострадальный фонтан в центре Догевы не замерз и всё так же звонко журчал, даже в самые сильные морозы, которые грянули с начала календарной зимы.
Весь месяц Вольха маялась от безделья, но когда Келла пыталась привлечь ее к какой-то работе, очень убедительно прикидывалась больной. Арр'акктур только качал головой, глядя на то, что творит девушка. Он-то, в отличие от своей Травницы, прекрасно знал, когда Вольха симулировала.
Только во второй половине заснежня Верховная Ведьма снова стала самой собой: бойкой, не в меру языкастой, скорой на расправу. И стала украшать Дом Совещаний к грядущим праздникам. Еловые ветки снаружи, парочка небольших пышных елок внутри, зачарованные огоньки... Крина, приходившая помогать и подкармливать беременную Вольху, каждый раз с восхищением разглядывала Дом, подвергшийся очередной "порче внешнего вида", как ругалась Келла, втайне довольная происходящими изменениями.
И вот, в последний день года, когда стол в Доме ломился от всевозможных яств, а все приглашенные на праздник уже удобно расселись по своим местам, входная дверь резко распахнулась. На пороге, в облаке еще не растаявших снежинок стояла фигура, полностью закутанная в меха. Только глаза сверкали из щелки между шарфами. Фигура держала обледенелый посох в левой руке, что придавало ей еще большее сходство с Батькой Морозом.
- И как это понимать?! - глухой голос, раздавшийся с порога, никому не был знаком. Кроме Лёна, который зажал рот руками, дабы не рассмеяться в голос.
- Что понимать? - вкрадчиво поинтересовалась Вольха, поднимаясь со своего места и вопросительно поглядывая на мужа.
- Почему я обо всем узнаю последней?! - фигура отбросила посох, закрыла за собой дверь и начала стягивать варежки.
Все гости с удивлением следили за происходящим. На пол полетела шуба из медвежьей шкуры, шапка, тулуп, три шарфа и кожаная куртка. И подо всем этим богатством зимнего гардероба обнаружилась стройная девушка с толстой русой косой, переброшенной через плечо.
- Велька! - взвизгнула Вольха, бросаясь обнимать подругу. - Какими судьбами?
- В гости, - рассмеялась травница, слегка отодвигая ведьму от себя. - И проверить, что слухи не врут.
- Какие слухи? - подняла бровь Редная, возвращаясь на свое место и приглашая подругу сесть рядом.
Велька, тут же схватившая чашку с горячим морсом, сначала утолила жажду и слегка согрелась, прежде чем ответить.
- Ну, говорят, что проклятый вампирский Повелитель наконец обрюхатил свою женушку, украденную из людских поселений. И их ребенок пойдет войной на Белорию, в отместку за прошлую войну между вампирами и людьми...
Вампиры, собравшиеся в Доме Совещаний пооткрывали рты от подобной непотребной лжи, придуманной людьми. Лён лишь качал головой, будучи в курсе, что подобная чушь распространяется в Белории, с явного участия в этом дайнов.
Велька же, не замечая реакции окружающих, продолжила свой рассказ:
- ... И люди бы посочувствовали этой девушке, но она же ведьма. Поэтому большинство сочувствует вампиру. Ибо считают, что ты вертишь мужем как хочешь, и после родов загребешь всю Долину к своим рукам. Так что я приехала сюда, чтобы узнать всю правду, - травница замолчала и уставилась на Вольху, желая знать правду.
- Ну, как видишь, часть про беременность – правда, - ведьма нежно погладила свой уже явно округлившийся живот, - мне рожать где-то через полтора-два месяца. Про новую войну между вампирами и людьми – думаю, не сегодня. Ему еще подрасти надо будет...
- А кто кем вертит – это еще вопрос, - встрял в разговор Лён, стащив с женушкиной тарелки кусок копченой рыбы. За что немедленно получил по рукам от нее.
Велька, наблюдая за этой семейной идиллией, лишь рассмеялась, присматривалась к стоящим на столе тарелкам.
- А кроме морса и томатного сока у вас есть еще что-нибудь из напитков? - поинтересовалась она.
- Из-за Вольхи – нет, - хмыкнула Келла, прихлебывая из своей чашки. - Дабы не ввести нашу ведьмочку в искушение.
Постепенно, атмосфера в Доме возвращалась к той, которая была до внезапного появления Велеены, вновь становясь праздничной. Раздавались радостные тосты, слышалось чоканье бокалов с морсом, поздравления со всех сторон. Вампиры и два человека достойно провожали уходящий год, чтобы с радостью встретить новый, который готовил им много разных и, как хотелось верить, хороших сюрпризов.

21:34 

Фанфик по Ведьме: "жизнь семейная и как с ней бороться"3 часть

Глава 4.


Да уж, последние дни у Повелителя Догевы летели под хвост Вольту. Сначала Келла перегнула палку, а потом и Вольха пропала… Ну куда могла смыться эта вредная ведьма?! Лён точно знал, что это было спонтанное решение, но от этого было только больнее.
- Найду – ни на шаг от себя отпускать не буду! – проворчал вампир, подстегивая к'яарда. Он был в пути уже второй день, и быстро сменяющиеся пейзажи Белории его уже начинали напрягать.
Первым делом, после того как стало известно об исчезновении Верховной Ведьмы, Повелитель связался по телепатофону с Директором Старминской Школы Чародеев, Пифий и Травниц. Но Учитель не смог ему особо помочь, лишь указал Лёну общее направление движения Вольхи. На юго-запад. Только услышав это, вампир сразу же понял, куда направилась его жена. В Винессу, а точнее – на границу, туда, где стоял замок Орсаны Светокрасы. Что ж, это намного упрощало ему поиск, но у Вольхи было почти полдня форы. А еще он пытался догнать Ролара. Лён был уверен, что после истории с Догевской Травницей, тот отправился прямиком домой, к жене.
На второе утро Повелителю наконец улыбнулась удача: арлисский советник был уже настолько близко, что он слышал его мысли. Через час уже можно было разглядеть спину всадника на рыжем к’яарде, а спустя еще пятнадцать минут Лён догнал Ролара.
- Арр’акктур?! Откуда ты здесь? – удивился вампир, крепко обнимая друга.
Повелитель на секунду замялся. Ну, не признаваться же, что опять за женой уследить не смог? Пусть будет полуправда, решил он.
- Решил извиниться за Келлу, она последнее время малость не в себе, - усмехнулся Лён.
- И ради этого ехал за мной до самого дома? – брови арлиссца поползли вверх. – И это после того, как твоя Травница открытым текстом сказала, что ты занят…
- Да не занят я! – возмутился Лён, но тут же поспешил исправиться: - Ну, не так, как она себе это представляет…
- И чем же ты занят сейчас? – усмехнулся Ролар.
Повелитель Догевы тяжело вздохнул, глядя на растущий на горизонте силуэт замка. Дальше тянуть не было смысла.
- Преследую Вольху.
Ролар подавился смехом:
- Что?! Снова? – его слова были еле различимы. Наконец, он попытался успокоиться. – А почему ты тогда скачешь за мной?
- Потому что она пропала всего через несколько часов после того, как ты уехал.
- Но я же нигде не останавливался!
- Ты что, плохо ее знаешь? – покачал головой Лён. Ролар лишь сочувственно вздохнул: если Вольха решила что-то сделать, то ее практически невозможно остановить.
- К тому же, - продолжил Повелитель, - она скакала в эту сторону, и я предположил…
- Ясно все с вами, - усмехнулся вампир.
В течение десяти минут вампиры скакали молча, а потом Лён не выдержал:
- Кстати, Ролар, а зачем ты к нам приезжал?
Арлиссец вдруг замялся, а потом выпалил на одном дыхании:
- Унасродиласьдочка!
- А теперь давай более разборчиво, - улыбнулся Лён. Он-то прекрасно понял, что сказал ему друг, но услышать это от него самого было бы лучше.
- Ребенок у нас родился! Девочка! – Ролар расплылся в широкой улыбке.
- Поздравляю! – Повелитель подвел Вольта поближе к Повилике и обнял радующегося друга. Но что-то все-таки мешало ему полностью разделить реакцию Ролара. Лён, как бы его не раздражала Келла, уже давно проникся ее идеей. Он хотел увидеть беременную Вольху, хотел качать на руках их ребенка… Ему было глубоко наплевать, будет ли ребенок наследником, или нет, главное – просто то, что это будет частичка Вольхи, смешавшаяся с его.
Задумавшись, Лён прослушал начало речи Ролара:
- … вот я и приехал, сообщить вам новость. И пригласить вас стать крестными, - последнее слово вампир проговорил с сарказмом.
- Что?! Крестными? – Повелителю пришлось срочно поднимать челюсть, пытаясь не рассмеяться.
- О да! – протянул Ролар и стал оправдываться. – Вообще, это идея Орсаны… Да только местный дайн на это не соглашается! Верещит, что не пустит упырей в храм, а Орсану вообще проклянет, если она еще раз подойдет к нему с подобным предложением! Я уже последнее средство в ход пустил – говорю ей: «Как ты можешь так поступить с плодом нашей любви?!», а она только отмахивается от меня…
Все-таки Лён не выдержал и рассмеялся, представив, как Ролар отговаривает свою, не самую-то сговорчивую, жену от этой безумной идеи. Крестить полувампира! Да уж, только непосредственная Орсана могла додуматься до подобного.
Под подобные смешки вампиры сами не заметили, как подъехали к воротам замка. Ролар удивлено нахмурился, увидев, что они заперты.
- Вы что удумали?! Открывай! – застучал он по дубовым доскам.
Стражник, выглянувший в окошко на двери ворот, мгновенно понял, кто перед ним, и тут же бросился отодвигать запор.
- Чья это идея? – все еще кипятился Ролар, въезжая во двор.
- Наказ пани. Пускати тильки вас и вершника-блондина на чорному кони, - четко отрапортовал стражник.
- С чего бы это Орсане закрываться от всего мира? – нахмурился арлиссец.
За слугу ответил Лён:
- Вольха, она уже здесь. И предупредила Орсану, что Келла может отправить за ней погоню.
- А она отправила? – Ролар повернулся к другу.
- Нет, - покачал головой Повелитель. – Когда я уезжал, то приказал ей отозвать всех, кого она уже отправила, и не посылать никого больше. Такого однозначного приказа она не может ослушаться.
- Как будто она никогда не нарушала твои приказы, - фыркнул вампир.
- Она – Верховная Догевская Травница, и знает меня с пеленок… Так что, за эти годы она научилась распознавать, когда можно проявить инициативу, а когда – не стоит. Поэтому, на этот раз, она будет сидеть на месте, - серьезный тон Лёна внезапно изменился на интригующий: - Только Вольхе об этом ничего не говори!
- Ладно, - Ролар хлопнул друга по плечу, передавая поводья к’яардов подошедшему конюху, - пошли к нашим женам.
Вампиры направились в гостиную, где ведьма в красках расписывала Орсане свои приключения на одном тракте. Ролар зашел в комнату первым:
- О, а у нас гости? – вампир сделал удивлённый вид.
- И тебе не хворать, Ролар, – поздоровалась Вольха. – Совсем не ожидал меня увидеть?
В этот момент в дверях появился Лён, чересчур спокойный, но когда он смотрел на свою Верховную Ведьму, в его глазах все же сквозило непонимание, требующее ответа.
- Нисколечко, – с улыбкой ответил вампир и обратился к жене: – Орсана, душа моя, давай прогуляемся ненадолго, оставим их наедине.
- Нет, не нужно. Лучше мы сами прогуляемся, – серьёзным тоном сказала Вольха, вставая и направляясь к двери.
Повелитель с женой вышли в замковый сад и, остановившись у ветвистой яблони, ведьма решилась начать разговор первой.
- Прежде, чем ты начнёшь ругать меня, я хотела бы кое-что сказать. Знаю, ты сердишься, но я всё равно скажу, – с чувством произнесла девушка.
- Хорошо, говори, – кивнул Лён.
- Прости… - Вольха обхватила лицо вампира руками и, посмотрев в его глаза, повторила, – прости меня.
- Ты убежала к Орсане, но теперь мне не на что сердиться, и тебе не за что извиняться. Я без тебя жизни своей не представляю и поэтому я здесь, глупенькая, – крепко обняв жену, Лён убрал рыжий локон с её лица и добавил: - Но всё-таки, может тебе есть, что ещё мне сказать, объяснить, почему ты, так спешно и никого не предупредив, исчезла…
Вольха тут же постаралась заблокировать свои мысли, отвлекая Повелителя и уходя от прямого ответа.
- Ничего особенного. Все разошлись. На улице не было ни души, ты тоже по делам уехал, вот и решила, почему бы не навестить подругу. Свет не близкий, но все же… А Келла, наверное, отправила пол Долины на поиски? Зря она беспокоилась, я же не воровка – вернулась бы.
- Нет, она ничего не успела предпринять. Я сказал только, что справлюсь с тобой в одиночку, - усмехнулся Лён.
- Правда справитесь, Повелитель? – с лукавой улыбкой уточнила ведьма. - А как ты с Роларом встретился? Ты же не мог точно знать, куда он направится. Не удивлюсь, если он нашу Травницу теперь десятой дорогой обходить будет. Ну, так, где же ты его нагнал? – Вольха мастерски изобразила повышенный интерес.
- Сначала скакал по направлению к Винессе, потом чутьё подсказало, что я на правильном пути, а там уже приме… - Лён удивлённо уставился на жену, словно не верил своим глазам, что это его Вольха. – Что-что? Повтори! - округлил глаза вампир.
Ведьма смущённо покраснела и произнесла немного испуганно и тихо:
- Подслушал-таки, прочитал мысли, – неуверенно улыбнулась девушка.
- Так вот, в чём дело? Это самое важное, основное, в этом весь смысл и вся соль твоего… – Повелителю стало не хватать воздуха. До этого момента Вольха не знала, что можно задыхаться и плакать одновременно, а потом еще и смеяться.
Верховная Ведьма стояла напротив и сама не знала, что делать и как реагировать, только рада была теперь тому, что он знает – у них будет ребёнок. Лён и Вольха в одном теле, как назвал это Ролар – плод любви. Теперь всем в Догеве станет известно, что Вольха беременна, но ни этого ли, в конечном счёте, ожидали все? Просто некоторые хотели появления ребёнка в ином качестве, но суть одна – большое, сильное, страстное, взаимное и искреннее чувство.
Счастливый Лён заключил любимую в объятия и медленно закружил – сказать что либо, пока у него не получалось, будущий отец потерял дар речи. Когда жена снова стояла на твёрдой земле, они поцеловались, укрываясь его крыльями.
- Я люблю тебя, Лён, – глаза Вольхи были мокрые от слёз.
- Вслух ты сказала мне об этом в первый раз, но я часто читаю твои мысли, – улыбнулся вампир.

Глава 5.


Когда обнимающиеся Повелитель и Верховная Ведьма вернулись в замок через два часа, в комнате они застали только одного Ролара, развалившегося в кресле.
- А где Орсана? – поинтересовалась Вольха, садясь на колени мужу.
- Дочку пошла кормить, - ответил вампир.
- Снова? – удивилась девушка.
- Сразу видно, что у тебя нет детей, - рассмеялся Ролар, убирая в ножны на поясе кинжал, который полировал последние десять минут. – Им же нужно есть гораздо чаще, чем тебе.
Вольха оглянулась на мужа, на что тот одними губами ответил ей: «Запоминай». Фыркнув, ведьма снова повернулась к Ролару, который внимательно их рассматривал.
- Что?
- Я все жду, когда же вы мне расскажете, почему улыбаетесь как блаженные, - ухмыльнулся арлиссец.
- Ни почему! – сказала, как отрезала ведьма.
- Ага, так я вам и поверил! Вы же мне друзья? – Ролар попытался зайти с другой стороны.
- Друзья, - спокойно подтвердил Лён, успешно скрывая улыбку, - но это ничего не меняет.
- Ну, колитесь!
Вольхе показалось, что сейчас он начнет подпрыгивать в своем кресле от нетерпения. Или уже начал? Она моргнула, но вампир продолжал спокойно сидеть на месте, только его глаза еще ярче загорелись любопытством.
После пяти минут напряженного молчания, во время которого Повелитель и Верховная Ведьма Догевы очень сильно пытались сохранить серьезные лица и не рассмеяться, Ролар не выдержал:
- Рассказывайте!
И тут Лён расхохотался:
- Ты напридумывал себе такого, но ни разу даже и близко не догадался!
- Значит, - вампир нервно потер шею, - предположу самое невероятное: Вольха беременна?
Арр’акктур чуть не подавился воздухом и выругался на алларде, отчего Ролар ухмыльнулся.
- Как?! Ну как это у тебя получилось? – Повелитель никак не мог поверить в догадливость друга, ведь еще минуту назад у него в мыслях не было ничего даже отдаленно похожего на правду.
- Решил мыслить нестандартно и, как вижу, оказался прав! – арслиссец искренне улыбался. – Поздравляю!
- Рано еще, - скривилась Вольха.
- Почему это? – не понял Ролар.
- Поздравлять будешь, когда мы живыми и невредимыми уйдем от Келлы, рассказав ей об этом, - разъяснила ведьма. – И особенно, когда она поймет, что я уехала именно из-за этого…
Лён ласково погладил жену по спине, пытаясь успокоить.
- Ничего, она не посмеет упрекнуть тебя…
Дверь резко открылась, в комнату вошла Орсана и застала достаточно неожиданную для нее картину: ее муж, неловко ерзающий в кресле, и грустная Вольха, сидящая на коленях у не менее расстроенного Лёна.
- Кого хоронимо? – преувеличенно бодро поинтересовалась наемница.
- Радость, - буркнула ведьма.
- И чому ж? – Орсана пыталась хоть немного растормошить друзей.
- Да потому что Келла нас убьет!
- Значить, йому ты вже розповила? – винесчанка была рада за Вольху и не понимала, почему она, такая безбашенная и отчаянно храбрая в обычной жизни, боялась какой-то Травницы. Хотя, характер хуже Келленого был только у Лереены, а это что-то, да значило.
- Рассказала, куда же я денусь, - прервала внутренний монолог подруги Вольха.
- Ну, и чего тогда киснешь? Он тебя в обиду не даст, ты же знаешь. А все остальное – ерунда!
Лён вежливо кашлянул:
- Я все еще здесь.
- И що з того? – Орсана уперла руки в бедра.
- Ничего, - рассмеялся вампир. Его почему-то всегда смешила эта привычка винесчанки. Бояться стоило тогда, когда она хваталась за кинжал, или, на крайний случай, за сервиз… Воспоминания Ролара были крайне красноречивы.
- Гаразд, звертаемо поминки и сидаємо за стол, обид вже подан! – хлопнула в ладоши Орсана, разворачиваясь на пятках. – А после обсудим вашу прекрасную новость! И то, как подать ее Келле, не устроив настоящих поминок…
Спорить с Орсаной никто не стал (себе же дороже), да и учуяв аппетитные запахи, доносившиеся из кухни, друзья поняли, что действительно проголодались.
- Ролар, а что там за ситуация в Арлиссе произошла, что Стражи взяли на прошлой неделе с моих людей двойную плату и объяснили это тем, что Повелительница якобы налог повысила… Мне решили не рассказывать, мол, проще заплатить, чем это дойдёт до скандала, но больше такое не повторялось. Не находишь это, если не подозрительным, то весьма странным? – поинтересовался Лён.
Арлисский советник сначала удивлённо округлил глаза, но потом засмеялся, бормоча себе под нос «Ну, сестрица!».
- Знаешь, в последнее время я бываю в Арлиссе лишь проездом, но прекрасно знаю свою сестру. И пока Вэрд там что-то затевает, носу не показывая из Леска, Лереене наверняка захотелось развлечься. Она не выезжала за пределы Долины еще со времен вашей свадьбы, а с кем ей ещё так шутки шутить как не с тобой? – предположил Ролар.
- А она хоть поздравила вас с рождением дочки? – поинтересовалась ведьма у Ролара.
- Ну, в краткой форме: «Передавай Алинаре привет, пусть растёт достойной племянницей», ну, в общем, в её понимании, да, поздравила.
- Алинара? Почему именно так назвали? – спросил Повелитель Догевы.
- Ну, Лерка поставила обязательным требованием своего общения с ней следование вампирским традициям, а мы с Орсаной решили, что не будем прятать ее от родной тетки, - объяснил арлиссец. – Да и деду простое сокращение появилось – Линка.
Вольха, которая уплетала буквально за двоих и старалась не отвлекаться, задумчиво прищурила глаза и, как будто, между прочим, добавила:
- Знавала я одну Линку, хотела превратить её в мышку.
- За что же? – усмехнулась Орсана, переглядываясь с мужем.
- Да так, под ногами путалась да всё мешала, когда я на загрызня охотилась, – совершенно спокойно ответила Вольха.
- На кого?! На загрызня? – Лён чуть челюсть на пол не уронил от удивления.
- На таких же загрызней, которых я убивал во времена Противостояния? – уточнил Ролар, вспоминая то темное время.
- Ну да, - без колебаний ответила ведьма.
- Это же очень и очень опасно, – кипятился Повелитель.
- Не опаснее любых других моих авантюр, – девушка лишь пожала плечами, прибирая к рукам очередное блюдо.
- Давно пора запретить тебе ездить по трактам, - не на шутку рассердился Лён, отшвыривая вилку.
- С загрызнем справиться не так легко, но от Вольхи можно ожидать чего угодно, – похвалил ведьму Ролар.
- Ну, вона писля цього ще жива залишилась, – вмешалась Орсана.
- И что?! – казалось, что Лён не слушает никого, кроме своей жены. – Ты могла умереть! Как тогда, в Догеве…
- Ты же спас меня, - Вольха даже на некоторое время перестала есть.
- Именно! Тогда я был рядом, но до конца не был уверен, что все получилось. А тут! Ты не вампир, чтоб я мог вытащить тебя с того света… И все равно лезешь на рожон!
- Лён! – воскликнула ведьма.
- Что?! – вампир был на взводе.
- Ты перегибаешь палку, - девушка пыталась успокоить мужа, говоря с ним мягким голосом.
- Нет, - он покачал головой, стоя на своем. – Я просто забочусь о тебе.
- Это лишнее…
- Ничего и не лишнее! – прервал Вольху Ролар. – Он же любит тебя, глупая!
- А ты-то откуда это знаешь, розумний ти мий? – усмехнулась до этого молчащая Орсана.
- Пфф! – фыркнул вампир, кивая в сторону друга. – Я его как облупленного знаю. Не любил бы, наплевать ему было на то, где она месяцами пропадает.
Орсана опасно прищурилась:
- Ясно. А ти мене, выходить, не так сильно любиш?
- С чего ты взяла?! – удивился Ролар. - И вообще, мы сейчас не о нас говорим…
- О нас, не о нас! А тебя не волнует, когда я по полгода дома не бываю!
Лён, уже знающий, чем все это закончится, осторожно и незаметно отодвинул свой стул от обеденного стола. Вольха, заметившая краем глаза маневры мужа, схватила тарелку с колбасой и тоже отсела подальше.
Вампир и наемница же, занятые друг другом, даже не обратили внимания на это.
- Я тоже о тебе беспокоюсь, когда ты границу патрулируешь со своим отрядом! Причем, ты же не одна…
Орсана не дала договорить мужу, вскакивая на ноги:
- Именно! А ты даже не ревнуешь меня ни к кому!
- А надо? – Ролар состроил невинное выражение лица.
- Зря он это сказал, - прошептал Арр’акктур жене на ухо.
Громкий звон возвестил о том, что винесчанка приступила к очередной тренировке меткости.
- Они же просто люди… - начал оправдываться арлиссец, но тут пригляделся к осколкам на полу: - Эй! Этот сервиз нам подарил твой отец!
Еще одна тарелка врезалась в стену рядом с его головой: Орсана не отвлекалась на всякие мелочи.
- Орсана! – Ролар попытался вразумить супругу.
- Не рухайся, милый, - сладким голосом проворковала наемница.
- Зачем? Боишься промахнуться? – вампир находил повод для шутки даже в такой ситуации.
- Нет, - хищно улыбнулась Орсана. – Броски по движущимся мишеням я буду отрабатывать завтра.
С этими словами она метнула в мужа очередное блюдо.
- И часто они так? – пробормотала Вольха, обращаясь к мужу. Не дожидаясь его ответа, она засунула в и так полный рот новый кусок колбасы.
- Говорить с набитым ртом вредно, - отчитал ее Лён, пытаясь незаметно стянуть колбасу с почти пустой тарелки для себя. Вольха, не задумываясь, дала ему по рукам, отодвигаясь так, чтобы он ни до чего больше не доставал. – А вообще, судя по их воспоминаниям, такое случается раза два-три в месяц. Ты же их знаешь!
- Знаю, - сказала ведьма, на сей раз проглотив всё прежде чем заговорить, - поэтому и удивляюсь, что так редко.
Звон тарелок, разбивающихся о стены, служил прекрасным аккомпанементом этой мирной беседе мужа и жены.
- Ну, хоть одно хорошо: Орсана – человек, - тихо засмеялся Лён.
- Да уж, - поддержала его Вольха, отставляя на пол опустевшую тарелку, и потянулась к столу за новой. – Не хотела бы я снова с той тварью встретиться…
Лишь не до конца исчезнувшие инстинкты бывшей Хранительницы, да годы практики в Школе, позволили девушке отклониться от блюдца, летевшего прямо в нее. Лён, обернувшись, заметил у них за спинами Ролара, пытавшегося спрятаться от жены.
- Ты что творишь?! – Повелитель был в ярости.
- Зато теперь Орсана не воспользуется ножами, - вампир поднял руки и начал оправдываться.
И действительно: раскрасневшаяся наемница, с холодным оружием в руках, стояла как вкопанная. Практически весь сервиз к этому времени был побит в мелкую крошку.
Лён, внимательно прислушавшийся к мыслям винесчанки, вдруг захохотал. Вольха и Ролар, переглянувшись, вместе недоуменно уставились на вампира. Тот смог ответить лишь вволю отсмеявшись:
- Она уверена, что попадет в тебя. Просто боится, что мы с Вольхой среагируем раньше тебя.
Теперь уже смеялась и ведьма, а вот арлиссец недовольно насупился.
Вольха, утерев слезы, схватила куриное крылышко со стола.
- Подруга, что-то ты вспылила, - промычала она с набитым ртом.
Орсана, уже успокоившись, вернулась на свое место и абсолютно спокойно приступила к прерванному обеду:
- Не-а. Просто этого упыря надо время от времени ставить на место.
Только-только успокоившийся Лён промахнулся мимо стула, снова начиная смеяться.
- Заткнись, - толкнул друга в плечо Ролар, возвращаясь вслед за всеми к столу.
- Я смотрю, у вас часто случаются подобные «ссоры», - усмехнулась Вольха, разглядывая стену у себя за спиной, которая была испещрена маленькими дырочками.
- Когда как, - буркнул Ролар. – Раньше чаще было.
- А как часто у вас бывала Лереена? – осведомилась Вольха, вновь уплетающая за двоих.
- А навищо ей у нас бувати? – удивилась Орсана.
Вольха подняла бровь:
- Ни за что не поверю, что тебе за этот год ни разу не удалось убить Ролара, или хотя бы ранить.
За столом на секунду воцарилась гробовая тишина. А потом рассмеялись уже все. Дальше обед продолжился в предельно непринужденной и расслабленной обстановке.

Глава 6.


Дни следовали за днями: Ролар с Лёном пару раз уезжали по «особо важным государственным делам, не терпящих отлагательств», Вольха, как могла, помогала Орсане, насколько та позволяла (однажды ведьма решила присмотреть за Линкой, но из этой затеи ничего путного не вышло – Вольхе срочно пришлось менять одежду, так как девчушка умудрилась заляпать ее едой с ног до головы). Так прошла эта неделя, и как-то утром, перед завтраком, Ролар предложил друзьям устроить отдых на природе:
- Погода погожая, у вас, наверняка, уже нет желания сидеть в этих стенах, когда на улице солнечно и тепло, так что отправимся на поляну.
- Вампиры несут своих дам на руках, – глаза ведьмы загорелись энтузиазмом.
- А дамы готовят тогда для нас мясо с кровью, – ухмыльнулся, закатив глаза, Лён, но тут заметил, что Вольхе сразу же подурнело, и обнял жену сзади. - Да, тебя уж точно на руках надо, обойдёмся рыбой.
- Ну тоди досить розмов – беремо те, що нам треба та йдемо снидати, - Орсана так же одобрила идею и кивнула Ролару.
Поляна была самой обычной и не больно широкой, но одновременно завораживающе красивой. Одна половина устлана цветочным «ковром» и в большинстве своем залита солнечным светом, а другую часть покрывала густая зелёная трава, где росли несколько кленов, под тенью которых было прохладно и крайне удобно прятаться от зноя. После того как все закончили завтракать, никто не пожелал покинуть столь прекрасное и умиротворённое место, да и причин уходить не обнаружилось. Винесчанка сидела облокотившись на Ролара и наблюдая за далёкими облаками.
- Я гадаю, що Келла дуже скоро до нас приедет, вона ж не зможе высидити стильки часу без вистей.
- Не буду уверять обратного, но вести Травница уже несколько дней назад получила, - ответил Ролар.
- И откуда же, хотелось бы мне знать? - Вольха отвлеклась от перебирания волос на голове своего вампира и уставилась на арлиссца в ожидании объяснений.
Ролар лишь покосился в сторону Повелителя, молча намекая, что сам был только лишь сообщником. Лён одарил друга «благодарным» взглядом и повернулся к жене:
- Кхм... ну... у нас как-то оказалось немного свободного времени, и мы с Роларом отправились на час к Догевской Границе, Келла оказалась поблизости и, во избежание дальнейших скандалов, я поговорил с ней, - ведьма уже открыла рот, чтобы что-нибудь возразить, но Лён продолжил. – И теперь она знает о твоём положении, - вампир хотел было обратиться со спасительным взглядом к Орсане, но прочитав её мысли, улыбнулся тому, что наёмница уже и сама решила за него заступиться.
- Ну а що такого, хай знае! До того ж, Вольха, тоби вид цього тильки краще буде, нияких зайвих пояснень, - резонно заметила подруга.
- И с реакцией у неё было всё в порядке: Келла обрадовалась, пообещала всяческую поддержку, - арлисский советник привёл последний, но самый главный аргумент, тем самым призывая Вольху к капитуляции. Но ведьма была бы не ведьмой, если бы не огрызнулась в ответ:
- Конечно, обрадовалась, не плакать же ей, в самом деле.
Но, по правде говоря, Вольха смутилась и даже немного раскраснелась, при этом не заметив минутного отсутствия Лёна, обдумывая очередной побег подальше от глаз Верховной Травницы.
- Не отпущу, и не мечтай, - тихо шепнул на ухо жене Повелитель, вручая маленький букетик полевых ромашек.
Ещё один букетик, лихо появившийся в руках Ролара, арлиссец с поцелуем подарил своей любимой наемнице, после чего Орсана улыбнулась и крепко обняла своего вампира за шею.
- Хорошо, ладно… Пусть будет как будет, но помощь ее я всё равно принимать не буду, - с гордостью ответила ведьма.
- Поживем, побачим, - загадочно ответила винесчанка.
Со стороны замка послышались приближающиеся шаги, и Лён узнал в идущем одного из охранников на воротах.
- Я же ясно сказал, нас до возвращения в замок не беспокоить! – возмутился Ролар.
- Да там, господин, посетительница, попросила сообщить вам о своём визите, - пояснил мужчина.
- Скажи, що ми вже йдемо, хай почекае, - распорядилась Орсана.
- Буде зроблено, - ответил страж и удалился в сторону замка.
– Всё равно уже пора к малышке возвращаться, и я догадываюсь, кто эта посетительница, - усмехнулся вампир.
Вольха тоже догадавшись, о ком, вероятнее всего, идет речь, уткнулась в грудь Лёна, готовая просидеть так с ним рядом целую вечность.
- Не бойся, я не дам тебя в обиду, - вампир поцеловал жену в макушку и поднялся, протягивая ей руку.
- Я не боюсь! – тут же возмутилась Вольха, но помощь его приняла.
- Хотел бы я сказать Келле, что это все было не спонтанно, но она прекрасно помнит выражение моего лица, когда я узнал о твоей пропаже…
- Что, сильно испугался? – ехидно рассмеялась ведьма, толкая мужа в бок.
- А ты как думаешь?! Уехал на пару часов, возвращаюсь, а жены – нет! И никто не знает, где ты, что с тобой… Конечно, испугался, - постепенно тон Лёна перешел от дразнящего к нежному.
- Не бойся, - повторила теперь уже Вольха, обнимая вампира за пояс, - теперь я точно никуда не денусь.
- Точно! Никуда ты от меня не денешься! – со смехом проговорил Лён, хватая Вольху на манер свадебного стиля, и под ее громкие возмущенно-радостные вопли понес в замок.
- Опусти меня на землю, упырь клятый! – ведьма била его в грудь кулаками, откидывая голову назад. – Или сразу кусай в шею, пока дама предлагает!
- Тебе надо меньше общаться с Орсаной, - усмехнулся вампир. Он поставил ее на ноги лишь у кабинета Ролара, где уже ждали их хозяева и нежданная гостья.
Воцарившаяся тишина как нельзя лучше демонстрировала всеобщую нервозность. Лён слышал, как мечутся мысли Келлы, сидящей в соседней комнате: она была рада за них, побаивалась реакции Вольхи, была недовольна ее побегом и все таком духе… Сжав ладонь жены, он повел ведьму на ее, как она думала, казнь.
Вот уж чего Вольха совсем не ожидала, так это крепких объятий Келлы, стоило ей переступить порог комнаты.
- Как же я за вас рада! – Травница мгновенно начала свой монолог, даже не дожидаясь обычного обмена приветствиями. – Но в Догеве я тебе еще устрою взбучку за то, что ты сбежала из Долины! Как ты могла? Мы же не знали, что случилось… Хотя, сейчас надо будет разослать всем твоим и нашим друзьям и знакомым письма с этой грандиозной новостью…
- Келла, притормози! – Лён, не обращая внимания на хихиканье из угла, где сидели Ролар и Орсана, с трудом вытащил ошарашенную жену из хватки вампирши. Вольха резко выдохнула.
- Что это было? – спросила она у своего вампира, пытаясь успокоиться.
- Бурная реакция Келлы на нашу «грандиозную новость», - усмехнулся Арр’акктур.
- Травница, ну ты даешь! – ведьма уже пришла в себя и снова превратилась в саму язвительность.
- Ой, - отмахнулась от нее вампирша, - как будто ты хрустальная!
- Я – беременная, так что побольше уважения ко мне!
Келла тут же скривилась от этих слов:
- Вот именно! Твое положение совсем не означает, что я должна сдувать с тебя пылинки, - скрещенные на груди руки только подчеркивали решимость Травницы.
- Келла, я же тебя просил, не лезь на рожон… - Лён попытался успокоить вампиршу.
- Что-о-о?! Я тут за вас радуюсь, а вы мне выговор делаете!
Лён закусил кулак, стараясь не рассмеяться в ответ на мысли Ролара. Арлиссец подумал, что Травница уж больно похожа на мокрую кошку. И, как ни странно, на Лереену. Но Повелитель точно знал, что это будет последней каплей, после которой придется не просто успокаивать Келлу, а ловить по всему замку разбушевавшуюся вампиршу.
Орсана и Вольха недоуменно переглянулись и вопросительно уставились на своих мужей, давящихся смехом. Келла презрительно приподняла бровь. Первым в руки себя взял Ролар:
- Травница, не бузи. Они, - он кивнул в сторону Повелителя Догевы и его Верховной Ведьмы, - женаты не многим больше года и уже ждут наследника. Конечно, они сейчас немного… безответственны.
- Да когда они вообще были ответственными? У обоих ветер в голове, - пробормотала себе под нос вампирша, так что ее услышали только вампиры.
Теперь уже арлиссец удостоился подозрительных взглядов от друзей. Орсана решила немного разрядить обстановку, а заодно и спустить Келлу с пьедестала.
- До речи, Травница, я повинна тебе де з ким познайомити! Ти ж вже в курси того, що ми з Роларом стали батьками?
- Да, - осторожно согласилась с винесчанкой вампирша.
- Отже, ты знаеш, що перешкодила йому розповисти про це нашим друзям?
Келла выругалась себе под нос, прекрасно осознавая, что последует за этим, и стала пятиться к двери:
- Орсана, девочка моя, я же не знала тогда об этом…
- А мне все равно! – уперла руки в бедра наемница.
Вольха и вампиры довольно посмеивались, наблюдая эту занимательную сцену.
- Тиша! – позвала Орсана служанку.
- Що, пани? – темно-русая голова мгновенно показалась в дверном проеме, как будто девушка подслушивала.
- Принеси Алинару, - мягко улыбнулась винесчанка, - пора знакомить ее с другими вампирами, кроме кровных родственников и будущего крестного.
На последнем слове Лён скривился, ведь Орсана так и не избавилась от идеи крестить дочь. А вот Келла облегченно выдохнула.
- Зараз, пани, - кивнула Тиша и убежала.

21:31 

Фанфик по Ведьме: "жизнь семейная и как с ней бороться"2 часть

Глава 1.


М-да, оказывается, что «черновик» не всегда бывает самой короткой дорогой. Повелитель Догевы искал свою Верховную Ведьму, а по совместительству и жену, уже второй час. Он был уверен, что знает все укромные места в долине, но на этот раз ошибся. Не способствовало успокоению его совести и то, что Вольха, хлопнув дверью Дома Совещаний, вскочила на Смолку и направила ее прямо в кусты. Вздохнув, Лён остановился. К Ведьминому Кругу Вольха и за версту теперь не подойдет, а кроме этого осталось всего одно место, куда она могла бы отправиться… Вампир ударил себя по лбу. Как же он сразу не догадался!
Когда Лён вышел из ключевой точки «черновика», в глаза ему ударили лучи заходящего солнца, отражающиеся от глади спокойного озера. Вольха сидела на берегу, а Смолка стояла по брюхо в воде и что-то высматривала там. Он бесшумно подсел к ведьме, уже потянулся обнять ее, но передумал и смущенно сложил руки на коленях.
Молчали они долго, а потом тишину все-таки разрушил Лён:
- Давай больше не будем ссориться?
Вольха вздохнула.
- Давай лучше ты мне будешь всю правду говорить, - прошептала она, уткнувшись мужу в плечо. Лён тут же обнял ее руками и крыльями, пытаясь укрыть девушку от невзгод.
Вампир собирался ответить жене со своей извечной иронией, но заметив то, с каким остервенением она крутит на пальце серебряное колечко, выдохнул:
- Я постараюсь.
Вольха крепко стиснула талию Лёна и попыталась свести все к шутке.
- А я тебе за это носки штопать буду.
Повелитель честно пытался не засмеяться, но все-таки не выдержал:
- Лучше куртку!
Придирчиво осмотрев, в каком виде он кинулся искать ее, ведьма присоединилась к его смеху:
- Да уж, лучше куртку! Носками пусть Келла занимается, это ниже достоинства Повелительницы Догевы!
- Верховная Травница так не считает, - улыбнулся Лён.
- Верховная Травница много чего считает, - поджала губы Вольха, снова становясь серьезной. – Лён, давай куда-нибудь уедем из долины, развеемся…
- Ты же знаешь, что они не выпустят нас отсюда. По крайней мере, в ближайший год, - прервал ее муж.
- Тогда сбежим!
- Догонят. Еще до Камнедержца.
- Лён! Ты опять!
- Нет, я просто говорю тебе правду, как ты и просила.
Вольха попыталась выпутаться из объятий мужа и встать, но была отвлечена громким плеском. Арр’акктур, поднявший голову на секунду раньше, даже успел заметить, как в пасти у Смолки исчезает серебристый рыбий хвостик.
- Поганка! – прикрикнула на нее хозяйка. – Я же тебя утром хорошенько накормила!
Кобыла фыркнула и вернулась к слежке за обитателями озера.
Лён притянул жену поближе к себе.
- Вольха, почему ты закрываешься от меня?
- Хочу подумать в одиночку, а ты непременно будешь комментировать мои мысли, - вздохнула девушка.
- И о чем же таком секретном ты думаешь, что не хочешь мне об этом говорить? – спросил Лён, крепко держа ее за подбородок, чтобы она смотрела ему в глаза.
Вольха и не подумала вырываться, как-никак перед ней сидел вампир, а тем более – Повелитель. Просто вздохнула и открыла мысли мужу.
- Почему они согласились? Они же уверены, что я тебе не пара!
Лёну даже не надо было читать ее мысли, чтобы понять, что Вольха говорит про Старейшин.
- Ну с чего ты взяла? – устало спросил он, в сотый раз пытаясь переубедить жену.
- Да так. Знаю и всё. Ты – вампир и, по их мнению, тебе нужна жена–вампирша.
- Мне плевать на чужое мнение. И тебе должно быть! Я никакую вампиршу не смог полюбить, да и вообще, никакие другие, будь они вампиршами, человеческими девушками, да хоть эльфийками! меня не интересуют. Я полюбил тебя, полюбил с первого взгляда, какой бы банальщиной тебе это не показалось, а сейчас ты страдаешь из-за пустяка. Ты же знаешь, что моё слово для Старейшин – закон, и если я сказал им, что ты единственная, кто мне нужен, их мнение уже не интересно.
Девушка села и, обхватив свои колени руками, задумалась, глядя на небо. Она верила Лёну и всеми силами цеплялась за эти слова, понимая, что сама делает что-то не так, не должна, не должна была она… Верховная Ведьма вернулась в Догеву совсем недавно, но ее уже снова тянуло на тракты. Нет, подальше не от мужа, а от рутины. А тут еще Келла с этим запретом на выезд из Долины!
Вольху не покидали сомнения и, какими бы восхитительными не были ночи с Лёном, она до сих пор считала себя не подходящей для роли жены своего вампира. Беда была в том, что, в первую очередь, Лён был для неё Повелителем (не всегда, но всё-таки, это было одной из проблем). А наследник будто стал очередным заданием, к которому сама Вольха относилась двояко.
Всё это время Лён просто смотрел на любимую и вредную ведьму, но сейчас решился прервать её размышления.
- Ты никому и ничем не обязана. Даже не думай, что должна Долине ребёнка, прошу тебя. Во-первых, это не совсем так, а во-вторых, – вампир чуть замялся, подбирая слова, – ты же личность! У тебя есть свобода, и я не спорил с тобой по поводу твоих поездок по трактам, как бы тяжело не было у меня на сердце, когда ты уезжала снова и снова. А там у тебя даже нет времени подумать о том, как я здесь каждый раз волнуюсь за тебя. И дело не в том, сможешь ли ты постоять за себя или нет, я же знаю, что сможешь. Просто, невольно, ко мне всегда лезут не самые лучшие мысли о твоём возможном состоянии за тысячи вёрст от Догевы.
- Вольха, просто представь себя на моём месте… Ты здесь и не знаешь, что со мной, жив ли я, находясь на другом конце мира. И нет меня не три дня, не неделю, а месяцы! Представила? Ты привыкла всё держать в себе, но так тоже нельзя. Не хочешь, чтобы я слушал твои мысли, так не закрывайся, поговори со мной, чтобы мы вместе всё преодолели, и твои напрасные страхи в том числе. Я помню твои слова о замужестве и детях, которые ты сказала когда-то. Только сейчас ситуация изменилась и вот, что я тебе скажу. Когда я сражался с Кростеном за Догеву, когда меня втащили на палубу, ты подумала обо мне… Я посмотрел в твои глаза и подумал, что хочу стать отцом твоих детей… Ребёнок не долг, а обоюдное желание, слышишь? Так что, пересмотри своё мнение по этому вопросу, – вампир поцеловал девушку в лоб и лёг на землю рядом с ней.
После таких слов Верховной Ведьме захотелось провалиться сквозь землю, но нужно было что-нибудь ответить, здесь и сейчас, переступить через себя и сказать правду. Вольха не стала врать, но всё-таки недоговорила самого важного.
- Я боюсь только того, что после рождения ребёнка стану уделять тебе немного меньше времени, обделю вниманием. Вот и всё.
Но на самом-то деле страхи девушки сводились к другому выводу. Вольху пробирали сомнения, и главным аргументом в вопросе о наследнике был Ролар. У него оба родителя были вампиры, однако, не смотря на мать-Повелительницу, он был обычным вампиром. А Вольха была человеком. Но Лён знал о неуверенности жены, так как сейчас она неосознанно ослабила защиту.
- Но ты же не просто человек, ты – магичка, - вздохнул Повелитель.
- Лё-о-он! Ты же обещал не читать мои мысли! – возмутилась девушка.
- Извини, - вампир притянул жену поближе к себе, - но в этом-то все и дело.
Вольха нахмурилась, пытаясь понять его логику. Увидев это, Лён вздохнул и продолжил:
- Практически все возможности Повелителей в какой-то степени являются аналогом вашей магии. Телепатия, возможность заживлять раны, пользоваться Ведьминым Кругом… Отец Ролара был простым вампиром, и его кровь практически пересилила Повелительскую. А ты – ведьма, наш ребенок будет обладать магией изначально! И добавь к этому то, что я – Повелитель. Вот и получится, что у полукровки шансов быть идеальным наследником для Долины будет больше, чем в случае Рола…
Не дав договорить вампиру, девушка тут же поцеловала его. Ее страхи не развеялись, но стали менее беспочвенными, ведь она поверила в слова мужа.
- Нас ждут, - со смехом предупредил Лён, улавливая в мыслях ведьмы, как бы она хотела закончить этот разговор.
- Подождут на полчаса больше! – ухмыльнулась Вольха.
- Келла в первых рядах бросится искать нас, - в последний раз попытался образумить жену вампир, сам не желая прислушиваться к собственным словам.
- Не найдет! – теперь улыбка Верховной Догевской Ведьмы была по настоящему дьявольской.
Черная кобыла, стоявшая по брюхо в озере, время от времени искоса поглядывала на хозяйку, уютно устроившуюся на берегу. Судя по всему, возвращение домой откладывается. А значит, можно снова порыбачить!..

Глава 2.


Следующие пару месяцев были весьма похожи на предыдущие: мелкие ссоры, большие примирения, "игра в прятки" от Кайела и Келлы...
Сегодняшнее же пробуждение Вольхи сильно отличалось от предыдущих. Разбудили ее громкие крики Верховной Травницы из главного зала Дома Совещаний. Спорила Келла с Лёном, хотя, в этом-то ведьма и не сомневалась. На этот раз Вольха была благодарна крови бывшей Хранительницы, позволяющей ей незаметно подслушать, что же там творилось.
- Это уже ни в какие рамки не лезет! – отчитывал Повелитель Травницу. – Что ты себе позволяешь?!
Ответом ему послужило сердитое фырканье:
- Я?! Я всего лишь беспокоюсь и забочусь о вас.
- Таким образом? Келла, мы уже не дети!
- На счет нее не согласна, да и ты ведешь себя как ребенок! – Келла повысила голос.
- Не кричи, - одернул ее Лён. – А просто объясни: почему ты не пустила его в Долину?!
- Он бы стал вас отвлекать!
- Келла, я тебе уже тысячу раз говорил: это глупо! Мы не обязаны это делать…
- Нет, обязаны! – прошипела вампирша. – Знаю я вас: будете тянуть до последнего, бегая друг за другом из страны в страну! Тебе-то что, ты и через сто лет можешь спокойно ребенка завести, а она?!..
На этом месте Вольха решила прервать этот извечный спор.
- Келла, я буду счастлива, если эти слова ты скажешь мне в лицо, - язвительно заметила ведьма, вырастая за плечом у Травницы и неторопливо поправляя халатик.
Да уж, вот чего она не ожидала, так это того, что сможет когда-нибудь застичь вампира врасплох. Испуганное лицо вампирши было как бальзам на душу Вольхе.
- Ну так что, через сколько лет я буду не способна предоставить этой Долине наследника? – ее голос был насквозь пропитан иронией. – А потом что, снова начнешь сводить Лёна с Лерееной?
- Девочка, ты меня неправильно поняла, - забормотала Келла.
- Не называй меня так! Ну и пусть ты старше меня раз в десять, но я уже не девочка! – не выдержала Вольха.
- Арр’акктур, успокой свою жену, - скривилась вампирша.
- И не подумаю, - покачал головой Повелитель. – Я с ней во всем согласен, ну, может, кроме идеи «свести меня с Лерееной», этого я у тебя в мыслях давно не вижу.
- Вы что, сговорились?! – Травница снова начала терять терпение. – Да даже если она родит завтра, не факт, что ребенок унаследует твои возможности! Поэтому, чем скорее у вас родится первенец, тем больше времени будет на… так сказать, повторную попытку… - к концу своей маленькой речи Келла все-таки немного смутилась.
- Ты рассуждаешь так, словно мы какие-то племенные лошади, которых ты разводишь, пытаясь добиться нужной масти, - скривилась Вольха.
- Вольха, ты неправильно меня поняла, - простонала вампирша, отчаявшись связно объяснить свою мысль.
Но ведьма ее уже не слушала, углубившись в свои мысли:
- А ведь это идея! – неожиданно воскликнула она, а Лён и Келла с удивлением уставились на девушку. – Посмотрите на Смолку! Полукровка, но в ней больше, гораздо больше, от отца-к'яарда, чем от матери-кобылы. Может и у нас так выйдет?
- Вольха, - Лён внимательно вглядывался в лицо жены, - ты только что сравнила себя с ко… лошадью?
- Ну и что, что ассоциация не ахти, - махнула рукой ведьма, - но суть ты понял!
- Ну, да, - протянул вампир, - по крайней мере, у Смолки и ее родителей есть хотя бы одно сходство с нами…
- Какое? – насторожилась Келла.
- Характер! – ухмыльнулся Лён.
Чертыхнувшись и что-то нашептывая себе под нос, вампирша вышла на улицу под аккомпанемент смеха Повелителя.
- Что тебя так рассмешило? – поинтересовалась Вольха у мужа.
- Она представила, что будет, если ребенок пойдет в нас характером… И ужаснулась! – теперь они смеялись уже вдвоем.
- Лён, а кого Келла не пустила в Долину? – успокоившись, спросила ведьма.
- Ролара, - вздохнул вампир, усаживая жену себе на колени.
- Почему?! – пришла в искреннее недоумение Вольха.
Лён пожал плечами:
- Не знаю. Она каким-то образом оказалась на Границе и встретила Ролара даже раньше, чем я узнал о том, что он едет к нам. Первым делом Келла поинтересовалась, не по делам ли Арлисса он приехал. Ролар сказал, что нет. Тогда Травница, не дав ему снова открыть рот, развернула его и выпроводила из осинника. Так что, она сама не знает, зачем он приезжал. Ну, а я и подавно, - вздохнул Повелитель. – Келла даже гонцов в Долину не пускает, говорит, что если будет что-то важное, то сработает телепатофон… А Старейшины ей не мешают!
- И как ты допустил все это? – спросила Вольха.
- Я же не думал, что она зайдет так далеко! – начал оправдываться вампир. – Я был больше сосредоточен на Старейшинах, стараясь не дать им повода открыто поддержать Травницу. Сейчас они хотя бы спокойно сидят в сторонке…
- Ты же знаешь, что наша вездесущая Келла может заменить Старейшин всех вместе взятых, – девушка увлеченно заплетала вампиру тонкую косичку. – И если она что-нибудь задумала, её переубедить трудно, только глаз да глаз.
- Как и за тобой, – улыбнулся Лён, смотря на задумчивую жену. – А пока ты не освоила новую профессию цирюльника, я отправляюсь к Границе, навести порядки. Да и тебя, милая, судя по выстроившейся очереди, тоже ждёт работа.
Вольха со вздохом выглянула в окно и оценила немалую и самую, что ни на есть, живую очередь вампиров на приём к рыжей, и иногда вредной, Верховной ведьме. Прощалась пара весьма долгим поцелуем, но вспомнив, что они ещё должны увидеться, Лён стал застёгивать свою рубаху и, чтобы окончательно не позабыть о делах (не таких уж и важных, в отличие от жены), ушел, распутывая на ходу косичку.
Спустя некоторое время, очередь к Вольхе почти иссякла. Управившись с глубокой раной на руке молодой вампирши, ведьма почувствовала что-то неладное.
- Диара, скажи остальным, пусть расходятся по домам. К сожалению, я плохо себя чувствую и не смогу принять остальных.
- Их осталось всего лишь семеро, но ладно, я передам. Только знайте, госпожа ведьма, – крика будет не мало, - предупредила ее вампирша.
Через несколько минут Вольха почувствовала себя ещё хуже и решила выйти на улицу, на удивление, совершенно безлюдную, хоть день и был в самом разгаре. Но не успела девушка оказаться снаружи и вдохнуть свежего воздуха, как упала на землю без сознания.
Вольха пришла в себя через пару минут, но никто к ней на помощь не спешил. Раньше не случалось такого, чтобы посреди рабочего дня ей становилось плохо, тем более, когда магическая сила тратилась разумно, а тут – обморок, ни с того ни с сего.
- Это очень хорошо, что вокруг никого нет, – прошептала Верховная ведьма, бросаясь в Дом Совещаний за сумкой, куда быстренько побросала самое необходимое. Боязливо выглянув на улицу, Вольха удостоверилась, что она до сих пор одна, и только тогда просвистела, зовя Смолку. Резвая и жизнерадостная кобыла тут же дала о себе знать, показавшись из-за угла. Взобравшись на нее, девушка сразу же озвучила лошади задание:
- Быстро и тихо бежим из Догевы, - с этими словами Вольха похлопала Смолку по холке, давая понять, что действовать надо немедленно.

Глава 3.


- Госпожа Светокраса! - парнишка влетел в комнату чуть не снеся дверь.
- Шо?! - Орсана тут же вскочила на ноги, нашаривая на поясе кинжал.
- Там вас просят... У ворот!
- Хто? - уже спокойнее поинтересовалась винесчанка.
- М-м-магичка! - еле выдавил посыльный.
Хозяйка замка тут же расслабилась. Только одна знакомая ей магичка могла внушать подобный ужас молодым слугам.
- Ну, пидемо, зустринемо ее! – радостно воскликнула наемница, пряча свое оружие обратно.
Парнишка, ну очень неуверенно, засеменил за ней на почтительном расстоянии. С недавних пор Орсана стала носить платья. Разъезжать куда-то на Вьюнке в ближайший год она не собиралась, а значит, можно позволить себе немного свободы. Относительной. Потому что наемница все равно тренировалась каждый день.
Винесчанке и посыльному хватило всего пары минут, чтобы дойти до замковой ограды.
Держа в руках повод от неспокойной черной кобылы, нервно топчущейся на месте, вышеупомянутая магичка что-то выясняла со стражником, стоящим на дозоре. Когда Орсана подошла поближе, то услышала окончание их спора:
- Вот сейчас и спросим у твоей хозяйки, имею я на это право, или нет! – вздернула подбородок ведьма, а потом бросилась обнимать подругу. – Орсана!
- Вольха! Якими судьбами?! – винесчанка крепко ее сжала в объятьях.
- В гости, - слишком быстро и радостно ответила Вольха.
Орсана лишь скептически приподняла бровь.
Надувшись, ведьма с трудом выдавила из себя:
- Ну-у-у, как тебе сказать… Келла меня в гроб вгонит скоро!
- А шо так? – неподдельно удивилась наемница.
- Да она помешалась на мысли, что мы с Лёном должны быстренько наделать наследников Долине. Хотя бы одного, но в течение этого года! – поделилась Вольха.
- Як, що, ты втикала вид нее?! – рассмеялась винесчанка. – Молодець! А на що ти тут право маєш?
- На то, чтобы он, - ведьма указала на притихшего стража, - запер ворота.
- Думаешь, за тобою вже когось послали повернути в Долину?
- Ты не помнишь Келлу?! Да я с минуты на минуту жду, что кто-то появится на горизонте!
- А Лён? – вкрадчиво поинтересовалась Орсана.
- Что Лён? – насторожилась ведьма.
- Вин знає, що ты втикала?
Вольха потупилась:
- Нет, - ее голос был практически не слышен.
Орсана на минуту задумалась:
- Вид него теж ворота замкнути?
- Не надо, - покачала головой ведьма.
- Ясно, - кивнула винесчанка и обратилась к стражу: - Замкнути ворота, никого не впускати, крим мого мужа и всадника-блондина на чорному кони. Ясно?
- Буде зроблено, пани! – на чистом винесском отчеканил страж, подзывая помощника и раздавая указания.
Орсана повернулась к парнишке-посыльному:
- А ты отведи лошадку, - это слово наемница выделила коварной улыбочкой, - госпожи ведьмы на конюшню. Конюху скажи, чтоб кормил ее так же, как Повилику Роларову.
Посыльный, сглотнув, робко стал подходить к Смолке, когда та вдруг решила проявить характер. Задрав верхнюю губу, она недвусмысленно продемонстрировала внушительные клыки. Парнишка, громко икнув, все же взял дрожащими руками повод из рук Вольхи и припустил к конюшне, стараясь как можно скорее закончить с поручением.
- Ну, подруга, пидемо, поговоримо! – с этими словами Орсана подхватила ведьму под локоток и повела ее в замок.
Девушка привела Вольху в небольшую, но уютную комнату на северной стороне, без излишеств – чисто и так спокойно. Будто комната была создана для серьёзных разговоров, где не было лишних ушей и ничего не отвлекало.
- Ну, розкажи мени, навищо ти так зробила. Лён напевно, теж не розумие, куды та чому ти зникла. А знаючи тебе, обстоятельства мабуть склалися на твою корысть, та ты тишком – нишком, нихто и не побачив кобылячого хвоста, так? – Орсана устроилась в кресле и, рассматривая подругу, ждала от неё правдивого ответа.
- Да говорю же, невыносимо терпеть надзор Келлы и ее зацикленность на этой теме с наследником. Дошло до того, что она Границу контролирует, команду дала, чтобы нас, не дай боги, не выпустили с Повелителем!
- А сам Повелитель-то шо? Вразумил неусыпную Травницу, али як? – не без интереса спросила Орсана.
- Да спорят они, каждый гнёт свою линию. Вот от криков обоюдных проснулась, решила свои пять медяков вставить, как обычно. Но двое против одной – Келла сдалась и ушла, – улыбнулась ведьма.
- Значит, Лён на твоей стороне? Тогда зачем бежала? Явно дело не только в Келле, – заметила винесчанка, задумавшись о том, что Вольха не желает говорить самого главного.
Верховная Ведьма сама прекрасно понимала, что уклоняется от правды, но ведь кому-нибудь сказать нужно. Она так же понимала, что времени на откровения не так много. В это время в дверь постучались, и в комнату вошла миловидная девушка:
- Госпожа, малышка вас ждёт, минут пять как кормить надобно, – сообщила она хозяйке.
- Забулася трохи, не кожен же день до мене магичка приезджае, – Орсана обратилась к подруге: – Вольха, посидь, будь ласка, тут одна, а я скоро повернуся, добре?
Девушка ошеломленно и, почему-то, с грустью посмотрела на подругу.
- Чт… Ребёнок? Твой? Как, у вас с Роларом дочка? – Вольха вновь обрела голос, но радости в нём по-прежнему не было.
- Ммм, а ты, я бачу, радиеш за нас?
- Можно списать на шок? Почему до сих пор не сообщили? – задумчиво уточнила ведьма.
- Як це? Ролар до вас поехал сообщить новину та запросити! Може, тоби Лён не рассказал цю вже давно не таємницю? – серьезно задумалась Орсана.
- Лён рассказал то, что Келла встретила на Границе Ролара и не впустила к нам, мы с ним даже не знали, с какой целью он приезжал.
- Шо?! Та шо вона соби дозволяе! – в голосе наемницы четко слышались гневные нотки, а пальцы стискивали рукоять кинжала, висящего на поясе. Через секунду Орсана смогла взять себя в руки. - Дочекайся мене тут, потом все выяснимо, – уже спокойно проговорила она. С этими словами подруга и её прислуга покинули комнату, оставив Вольху наедине с собой.
Вольха прекрасно понимала возмущения подруги и, будь она на месте Орсаны, тоже разгневалась бы. У ведьмы и без того были причины злиться на Догевскую Травницу, но поведение Келлы в случае с Роларом казалось просто абсурдным. Ведь она могла дать вампиру хотя бы час, чтобы встретиться с Лёном! Орсана ребёнка родила, Ролар хотел новостью поделиться, в гости пригласить, а тут Травница со своим «нельзя». Не зря же говорят, что некоторых только могила… иногда…
Сидя в мягком кресле, Вольха смотрела в окно, в глубине души жалея о том, что так резко сорвалась и совершила побег. Лён ведь был частично ни в чём не виноват, а жена струсила… Верховной Ведьме на минутку стало стыдно, но, чему быть, того не миновать, а сделанного не воротишь, сколько себя не терзай.
- А вдруг в этот раз не простит, – еле слышно прошептала Вольха.
Девушка придумала оправдание себе в том, что Орсана не чужой для неё человек, и внезапный отъезд можно списать на желание срочно повидать подругу, порыв души, а мужа рядом не было. И даже на улице никого не оказалось…
Вольха услышала, что кто-то идёт по коридору, и скоро в комнату зашла винесчанка с младенцем на руках. И ребёнок, и мама выглядели очень счастливыми. Улыбающаяся Орсана подошла к ведьме, чтобы та поближе рассмотрела девочку.
- Всего месяц как родила. Даже над именем до сих пор спорим, – поделилась наёмница.
Малышка пахла молоком и вся излучала младенческую нежность и тепло. Вольха же, погрузившись в раздумья, смотрела на дитя подруги и ничего не отвечала.
- Хочешь подержать на руках? Уже можно. Вампир качал на руках, так чего бы теперь и ведьме не подержать, – рассмеялась Орсана. - Говорят, у вас, магичек, рука счастливая.
Вольха потупилась, но протянула руки, а новорожденная, уже заметившая золотисто-рыжий локон, приветливо агукнула девушке.
Орсана, не ожидав такой неопределённой реакции магички, озадаченно смотрела в её задумчивое лицо. Ещё больше удивилась винесчанка, когда Вольха быстро передав девочку в руки матери, со словами «Я сейчас, только на пару минут выйду на улицу» выбежала из комнаты. Скоро Орсана уже наблюдала через окно, как подруга согнулась пополам у дерева и минут пять не вставала. Когда ведьма вернулась, Орсана была одна в комнате и приглашающим жестом показала на кресло.
- Так ось у чому справа. Могла одразу сказати правду, чому втикла з Догеви. Чи я тоби не подруга?
- О чём ты? Я же тебе не врала, всё на чистоту, – удивилась девушка на обиду Орсаны.
- То навищо мовчиш про те, що беременна? Ще скажи, що ты не знала про це, ото я посмиюся, – ответила наёмница.
- Я… просто… я подозревала… возможно… я же точно не знаю, – замялась Вольха, закрыв глаза.
- Я ж дивлюся, що ти, дизнавшись про те, що чекаєш дитину, сяєш та така щаслива, вид радости скачеш, как козочка (прости мене, не хотіла образити Лёна), але я ж через це пройшла и, повир мени, – з реакциєю у тебе не дуже. Вольха, ти повинна розповисти мужу, не мовчи.
- Если до того, как я наберусь смелости, Лён не убьёт меня за побег, то обязательно признаюсь ему, – ведьма улыбнулась и посмотрела в глаза Орсане.
Винесчанка засмеялась и обняла подругу.

20:40 

Фанфик по Ведьме: "жизнь семейная и как с ней бороться" 1 часть

Пролог.


Суматоха, продолжавшаяся в Доме Совещаний уже который час, не была лишена причины. Конечно, не каждый день рожает Повелительница вампирской Долины. Тем более, если она человек. Тем более, если она – магичка. Поэтому, как только роженица начинала, забывшись от боли, проклинать кого-то, находящегося рядом с ней, ее быстренько затыкали, во избежание будущих неприятностей.
Ролар, сидевший на крыльце, нервничал так, как будто там рожала Орсана, снова.
Вдруг, на мгновение, все затихло, а потом раздался громкий первый плач новорожденного.
Вампир вздохнул:
- Ну всё! Крепись, Догева, родилось.
Зычный хохот Вала, развалившегося рядом, заставил броситься во все еще голые кусты его кобылу, привязанную неподалеку.
- Ошибаешься! Зная цыпу и ее упыря, дитё явно не ограничится одной Долиной!
- Да уж… - Ролар сорвал только распустившийся подснежник. – Тогда, берегись, Белория!

22:13 

Если бы я обладала светскими манерами, на меня не злилось бы столько народу.

22:12 

ненавижу, когда меня будят.
ЦАРЬ САМ РЕШИТ, КОГДА ЕМУ ВСТАТЬ

21:56 

Магические руны

Эти руны можно рисовать на внутренней стороне ладони или на запястье. Без активации они будут служить просто оберегом.

Записки начинающей магички

главная